Accessibility links

Семь лет назад я написал небольшой текст о том ликовании, с которым встретили известие о гибели Ани тысячи и тысячи людей. Те, кто выражал восторг тогда, и сегодня продолжают славить убийц. В стране ничего не изменилось.

Обсуждение гибели Ани Политковской на интернет-форумах убеждает в том, что запас человеческой гнусности воистину неисчерпаем.

Злорадство, испытываемое и без всякой совести высказываемое тысячами и тысячами вполне рядовых граждан, а отнюдь не фанатичными "патриотами", показывает, как недалеко ушла страна с тех пор, когда советский человек умел искренне ликовать по поводу смерти очередного "врага народа". И вослед Вышинскому повторять "собаке собачья смерть".

А, может быть, страна просто вновь очень близко подошла к этому состоянию, когда ненависть вменяется в обязанность гражданину.

Я видел Аню две недели назад на одном из зарубежных форумов, и мы говорили о серьезных делах, просто болтали, смеялись над какими-то дурацкими шутками. Предположение о том, что она может погибнуть, показалось бы чудовищной нелепостью любому. Несмотря на то, что риска и опасности в ее жизни было хоть отбавляй. Несмотря на то, что она прекрасно знала (и даже подхмыкивала на эту тему), как относятся к ней те ее соотечественники, которые сегодня славят ее убийцу.

У нее было множество проблем разного свойства. В профессии, в отношениях с разными властями, в том числе и чеченскими. Но это нисколько не отражалось на ее готовности делать дальше то, что она считала необходимым, хотя и ограниченно полезным. Рассказывать.

Было твердое ощущение, что люди, подобные ей, продолжают, благодаря тому, что имеют свою правду и право ее высказывать, спокойно стоять на ногах. Волны ненависти, хулы, проклятий перекатывают через них, не причиняя им вреда и уж точно никак не колебля их убеждений. И опасности, какое бы множество их ни порождала эта порода людей своей деятельностью, обходят их стороной, ибо сами боятся.

С другой стороны, сегодняшняя российская реальность не знает практики показательных расправ над инакомыслием. Власти воздерживаются от подобных мероприятий, хотя иногда и не совсем ясно почему.

Таким образом, казалось, что для идеи насильственной смерти, которая носила бы форму публичной казни, в жизни Ани не было оснований.

Но сейчас, услышав этот всеобщий, перебиваемый немногими голосами, взывающими к совести и рассудку, рев ликования на интернет-форумах, я понимаю, что ошибался. Там за эти два дня пролиты реки крови, и уже не только Ани. Там подписываются новые приговоры людям с конкретными именами и фамилиями, звучат настойчивые пожелания продолжить веселье.

В стране, где толпа способна так ликовать по поводу трусливого убийства человека, женщины, которая просто держалась своей правды, оснований для смерти очень много.

Кто убил? Ответ на этот вопрос крайне прост. Вы и убили-c. Вашу волю, ваше желание чужой смерти воплотил один из вас. Он стал инструментом вашей ненависти. В следующий раз вы найдете себе другую мишень, сгустите вокруг нее ваши чувства. И вновь найдется некто (неважно, откуда и кем посланный), который сыграет роль орудия убийства, вами подготовленного и анонимно переданного в пункт назначения. И тогда вы вновь почувствуете себя счастливыми.

Но не тешьте себя надеждой, что ваша ненависть принадлежит вам. Она собственность других, которые ее умело воспитали и направили. Для них, могущественных и властных, вы – бессмысленное и покорное лжи и принуждению стадо, которое невозможно заставить любить, но очень легко научить ненавидеть.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG