Accessibility links

"Бомба" Отырба


В сентябре 1953 года, произошло событие, которое не вошло в календарь памятных дат Республики Абхазия, но которое можно назвать отправной точкой развития абхазского сепаратизма или же национально-освободительного движения – это уж кому какое определение больше по душе

В сентябре 1953 года, произошло событие, которое не вошло в календарь памятных дат Республики Абхазия, но которое можно назвать отправной точкой развития абхазского сепаратизма или же национально-освободительного движения – это уж кому какое определение больше по душе

Весь прошлый месяц проходил в Абхазии под эгидой 20-летия Победы в Отечественной войне 1992-1993 годов. А 60 лет назад, в сентябре 1953 года, произошло событие, которое не вошло в календарь памятных дат Республики Абхазия, но которое можно назвать отправной точкой развития абхазского сепаратизма или же национально-освободительного движения, – это уж кому какое определение больше по душе, – в конце концов приведшего к нынешнему статусу абхазского государства.

Итак, сентябрь 53-го. Прошло немногим более полугода после смерти Иосифа Сталина и около четырех месяцев после ареста (по другой версии – убийства) Лаврентия Берия. Огромная страна, раскинувшаяся на шестой части земной суши, замерла в ожидании неких перемен; и двигаться, по-видимому, можно было только в сторону либерализации, закручивать гайки дальше было уже некуда. В маленькой Абхазии было ощущение переломного момента и в связи с главной местной дилеммой: продолжится ли начатая искусственная ассимиляция абхазов грузинским этносом, или же начнется процесс отвоевания ими своего "места под солнцем". Либерализация дала им шанс для второго. И вот на сентябрьском (1953 г.) пленуме ЦК КП Грузии заведующий отделом пропаганды и агитации Абхазского обкома КП Грузии 43-летний Аслан Отырба выступил с речью, которая произвела в зале эффект разорвавшейся бомбы. Ибо ни один абхаз – представитель партноменклатуры – на протяжении многих лет говорить ничего подобного не отваживался. И было совсем неудивительно, что некоторые прибывшие вместе с ним на пленум абхазы стали сторониться его, ведь по их представлениям после таких речей вполне могли последовать репрессии. Вот отрывок из его выступления:


"... Хочу проиллюстрировать это на примерах извращения, в частности, национальной политики нашей партии в Абхазии... В искусственной реорганизации абхазских школ в 1945 году без ведома и согласия самого абхазского народа... Перевод обучения не был вызван какой-либо существенной необходимостью, он был осуществлен с целью быстрой ассимиляции абхазского населения в самой бесшабашной, грубой форме... Делопроизводство в таких городах, как Сухуми и Очамчири, было переведено на грузинский язык. При этом не учитывался национальный состав этих городов и районов... Попытки ассимиляции дошли то того, что запрещали произносить такие выражения, как "абхазский народ", "абхазский язык", "абхазская литература"... Перестали издавать на абхазском языке учебники и произведения художественной литературы, подвергались травле и преследованию способные абхазские писатели... Был закрыт абхазский литературно-художественный журнал. Абхазская драма была доведена до жалкого состояния, прекратилась трансляция по радио на абхазском языке... Сам по себе тот факт, что после 30-летия существования Советской власти мы обсуждаем на бюро и обсуждаем еще и на сегодняшний день, на каком языке обучать детей абхазцев, говорит о наличии грубых извращений национальной политики у нас в Абхазии... Без учета реальных возможностей из других районов Грузии переселяли крестьян-колхозников (грузинской национальности) в абхазские села, причем, грубо нарушая устав артели, отрезая приусадебные участки местных колхозников, передавая целые колхозные массивы с виноградниками переселенцам... По вопросу о кадрах... При наличии местных кадров, которые работают и в Москве, и в Тбилиси, и в Прибалтике, и в Крыму, и на Северном Кавказе, в течение целого ряда лет к нам завозятся работники большими партиями 700–800 человек, включая и парикмахеров... Трудно перечислить все извращения, которые так методически проводились у нас в Абхазии в течение долгого времени..."

Аслан Тамшугович в тот момент, что называется, вызвал огонь на себя. И хотя он лишь назвал черное черным, в тбилисской партноменклатуре за ним навсегда закрепилась характеристика абхазского националиста и радикала. И это, естественно, сказалось на его дальнейшей карьере – в том смысле, что на самые высокие должности в Абхазии он рассчитывать уже не мог.
Умер в 1990 году в возрасте 79 лет.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG