Accessibility links

Почему-то экспертное сообщество исходит из абсолютной, не подвергаемой ни малейшему сомнению аксиомы, что Александр Анкваб – это политик настолько сложившийся, что его мировоззрение не претерпело за минувшие два года никаких изменений, что модель управления, которой он руководствовался в начале президентского срока, и по сей день остается все той же - время не властно над ней. Но мне кажется это серьезным заблуждением. По крайней мере, я вижу, что Анкваб в конце сентября 2011-го, Анкваб в конце февраля 2012-го (когда состоялось известное покушение на него), Анкваб в январе 2013 года (когда он наложил вето на госбюджет) и Анкваб сегодня – это четыре совершенно разных человека.

Два года назад президент был уверенным в себе и очень ровным по настрою политиком. Он только что без суеты и нервов выиграл президентские выборы. При этом ничего никому не обещал, не пытался заручиться поддержкой различных политических сил, с бизнесом – формальным и неформальным, местными кланами не заигрывал. Во время его предвыборной кампании и вовсе был сделан акцент на аскетизм. Анкваб отказался даже от наглядной агитации - ни пышных билбордов, ни обычных плакатов с фотографией кандидата. Народ жаждал "твердой руки", способной навести порядок. Единственной фигурой, отвечавшей в тот период этому запросу - не пощадит ни своих, ни чужих, - был Анкваб. Он десятилетиями ковал себе такой имидж, и в нужный момент умело предложил его обществу. Приход к власти Александра Золотинсковича со стороны выглядел настолько органичным и своевременным, что, казалось, никаких серьезных проблем у нового президента с его опытом не возникнет. Он пришел управлять не на пять, а на десять лет. Так считали даже его недоброжелатели.

Это сейчас понятно, что образ непримиримого борца с беззаконием был всего лишь правильно выбранной ролью, высокохудожественное исполнение которой произвело воистину неизгладимое впечатление на электорат. После покушения в феврале 2012 года маска была отброшена за полной ненадобностью.

Хотя это был не первый инцидент такого рода для Анкваб, я думаю, никогда он не чувствовал себя таким одиноким и беспомощным, как в те дни. Вся Абхазия, сочувствуя ему, как бы обреченно разводила руками. "Парень, - говорила она, - увы, это только твои проблемы". Из этой изоляции президента выдернул Кремль. Присланные сыщики помогли раскрыть преступление, и это вернуло президенту былую уверенность в себе. Но если раньше он полагался исключительно на собственные возможности, то сейчас он вынужден сделать ставку на Москву. И она отнеслась к делу серьезно, пообещав обеспечить ему личную безопасность и дать деньжат, которые и стали новым имиджевым ресурсом Анкваб. Отныне он не бесстрастный борец с криминалом, а строитель.

Когда в январе этого года Анкваб вынудил парламент подмахнуть свой вариант бюджета, он все еще верил, что Кремль даст столько денег, сколько было обещано. Но обещанного, как известно, три года ждут. В итоге к лету накопились огромные долги перед строительными компаниями, бюджетники потребовали повышения зарплат. Опять кризис. К этому моменту созрела и оппозиция, объединившая под одной крышей всех политических противников президента.

Недовольных Александром Золотинсковичем стало слишком много. Пойти на попятную и начать, наконец, хотя бы умеренные реформы он не может. Во-первых, потому что не верит в их благотворность, во-вторых – элементарно нет денег. Единственная возможность что-то сохранить из былого багажа до следующих президентских выборов – это запустить пропагандистскую кампанию по делению общества на своих и чужих. И Анкваб сделал это.

Теперь уже неважно, что ты делаешь и как. Необходимо убедить общество, что оппозиция в любом случае хуже и ее нельзя допускать до власти, поскольку она разрушит, да, пусть и не идеальный, но порядок. Этот ход лишает всякого смысла дискуссии о реформах, борьбе с преступностью, укреплении основ государства. Это уже никому неинтересно. Оппоненты кроют другу друга почем зря. Социальные сети, еще год назад пестревшие фотографиями разнообразных няшек, теперь напоминают баррикады. Осталось только ввязаться в реальную драку. Впрочем, в этом президент нового образца не заинтересован, поскольку после драки надо либо наглухо заворачивать гайки, либо наводить порядок по-настоящему. А тогда надо выписывать не только чужим, но и своим, причем своим в первую очередь.

В общем, сегодня перед Александром Золотинсковичем стоит весьма унылая задача - дотянуть худо-бедно до следующих президентских выборов. А там – как карта ляжет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG