Accessibility links

– Как повлияло на Абхазию появление интернета?

Тенгиз Агрба: Я считаю, что это полезно в любом случае, потому что у нас телевидение работает только как реклама власти. А в интернете все присутствуют и высказывают разные мнения. Кто-то некорректно. Даже если это происходит некорректно, значит, такое у нас общество, как есть, так и видишь. В политике, официально министр обороны Мераб Кишмария отреагировал на то, что в соцсети Facebook писали по поводу парада Победы. Ляля Чамагуа, госчиновник, какой-то список составила пользователей Facebook, которые как-то неподобающе себя ведут, и Элеонора Когония пошла на телевидение, ее записали, интервью взяли Алхас Чолокуа и Даур Инапшба, сказали, что пустят в эфир, но вроде не собираются запускать. Видать, интервью не понравилось. То есть, в Facebook это все видно, люди это видят, многие темы могли бы забалтываться и замалчиваться легче, если бы его не было.


Астанда: Если использовать интернет, чтобы получить какую-то информацию, то, конечно, положительное качество. А если засиживаться целыми днями в социальных сетях, то мне кажется, что это не очень хорошо. В целом если брать интернет, то это, естественно, огромный плюс, потому что это источник, в котором можно черпать огромную информацию, ну и помимо этого еще можно интернетом пользоваться как средством общения с друзьями, которые, к сожалению, в настоящее время не находятся рядом.

Шота Габуния: Я уже целый год не нахожусь ни в одной соцсети. Вы знаете, у меня появилось много свободного времени. Раньше я "зависал" в интернете до ночи, а сейчас я могу выйти на улицу, свежим воздухом подышать. Раньше я думал, что интернет – это здорово, а сейчас, когда я в нем не нахожусь, мне кажется, что это мой плюс. Никакого вреда не приносит, наверное, но и никакой пользы тоже не приносит. Дело в том, что сейчас целое поколение растет, можно сказать, сидящее в социальных сетях. Раньше в Советском Союзе дети выходили, что-то делали, постоянно вместе, а сейчас единственное, чем можем похвастаться, тем, что мы там обновляем страничку, или тем, что у нас 600 друзей в онлайне. Из 600 человек 400 ты не знаешь, кто такие, просто для рейтинга у тебя эти 600 человек. Когда ты 24 часа там сидишь, обновляешь страницу постоянно – это зависимость.

Татьяна Николаевна Галышина, г. Владивосток: Прежде чем прилететь в Абхазию, я зашла на сайты, старалась искать официальные сайты отелей и гостиниц, это мне очень помогло выбрать место, где я буду жить. Потом мне очень понравилось описание христианских храмов, я очень, конечно, заинтересовалась. Очень интернет мне помог. Но очень много посредников, что мне не нравится, московских, которые перепродают. Официальных сайтов немного, хотелось бы, чтобы в будущем и отели, и курорты, и санатории – конечно, это дорогостоящее дело, я понимаю, – чтобы сайты свои старались создавать, и чтобы это были официальные сайты.

Аслан: Все сайты знакомств, социальные сети были сделаны для людей с ограниченными возможностями, они могли выкладывать там свои фотографии (совершенно других людей), потом увидели, что на этом можно делать деньги и это переросло уже... Подростки сходят с ума просто, превращаются в овощи. Фотосессии на берегу, чистой воды бред. Я не против интернета, я против сайтов знакомств. Все это глупо.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG