Accessibility links

ПРАГА---Мы продолжаем обсуждать тему с политологом Сосо Цискаришвили, который находится на линии прямой связи из Тбилиси.

Дэмис Поландов: Батоно Сосо, в последнее время новостной фон из России в отношении Грузии стал явно более тяжелым. Помимо того, о чем говорила сегодня министр иностранных дел в ОБСЕ – это ситуация на де-факто границе с Южной Осетией и участие в олимпийской эстафете военного летчика, который получил звание Героя России за войну августа 2008-го года, – есть и другие эпизоды, например, обескураживающее вчерашнее заявление Геннадия Онищенко о том, что у него есть вопросы к качеству грузинского вина. Сегодня пришла неожиданно позитивная новость – Россия допустила на свой рынок грузинские цитрусы. Что, вообще, происходит? Что хочет сказать Россия своими последними действиями?


Сосо Цискаришвили: Я думаю, что основным мотивом для волнений Кремля является Вильнюсский саммит – через полтора месяца Грузия приглашена для парафирования документа об ассоциированном членстве в Евросоюзе и договора о свободе торговли. Соответственно, разговоры о том, что Грузия должна быть только в составе Евразийского союза и соответственной таможенной структуре, остаются невыполненной мечтой Кремля, а Москва не любит, когда мечты не сбываются, и радость от того, что Армению все-таки заставили войти в состав Евразийского союза, конечно, будет неполной, если там не будет Грузии. Это серьезный вопрос не только в судьбе российско-грузинских отношений, но и в целом для политических перспектив всего региона Южного Кавказа.

Дэмис Поландов: Как вы считаете, готова ли сегодня "Грузинская мечта" обсуждать вопрос вступления в Евразийский союз? Вообще, какая политическая сила в Грузии готова обсуждать такой вопрос?

Сосо Цискаришвили: Такой политической силы в Грузии не существует. Существует только один конкретный человек, с достаточно интересным прошлым – бывший министр безопасности Грузии господин Хабурдзания, который недавно вернулся в Грузию из Москвы с заявлением о том, что создаст пророссийскую партию. Кстати, в Тбилиси уже организована неправительственная организация "Евразийский союз – Грузия".

Дэмис Поландов: А что тогда имеет в виду Нино Бурджанадзе, когда говорит о том, что она все-таки сможет реально наладить отношения с Россией? Не имеет ли она в виду именно это движение в сторону Евразийского союза?

Сосо Цискаришвили: Нет. Обычно цитаты отбираются не очень-то корректно, потому что перед той фразой, которую вы использовали, несколько минут было уделено главным приоритетам на международной арене в пользу более тесной коммуникации с США, Североатлантическим блоком и Евросоюзом. Естественно, это не за счет грузино-российских отношений, которые должны быть намного крепче и надежнее для соседей, но никак не повторением ситуации, при которой Грузия в 1993 году не по своей воле оказалась в составе СНГ. Поэтому история с СНГ и тот "авторитет", которого добилась эта организация за предыдущие годы, уже заранее дискредитируют предстоящий Евразийский союз в глазах населения Грузии.

Дэмис Поландов: Если все это резюмировать, получается, что на Вильнюсском саммите Грузия заключит соглашение об ассоциированном членстве, и после этого Россия должна, по идее, успокоиться.

Сосо Цискаришвили: Россия не такое государство, которое легко смирится с какой-либо неудачей, даже с девятисотой в ряду проблем, которые ей приходится решать, поэтому, конечно, будут провокации. Нам говорят из Москвы: "Сами устанавливайте прямые связи с осетинами и абхазами и поступайте, как они этого будут желать". Но когда параллельно вдруг оказывается, что руководители нынешней Южной Осетии владеют правом командовать российской армией, которая занимается устройством каких-то сооружений в грузинских селах, конечно, маловероятно, что такая проблема может быть урегулирована без участия России. Россия, хочет она того или нет, является стороной этого конфликта, а не миротворцем, как она хотела это представить во время военных действий в Абхазии.

Дэмис Поландов: Батоно Сосо, я хотел бы все-таки вернуться к нашему разговору о Нино Бурджанадзе. Дело в том, что когда "Грузинская мечта" шла к власти, звучал лозунг, что она сможет наладить отношения с Россией. Сейчас Нино Бурджанадзе говорит, в принципе, то же самое, но не расшифровывая. Вот вы описали ситуацию, которая выглядит достаточно тупиково. Существуют ли действительно какие-то возможности у Нино Бурджанадзе или у какого-то другого политика выйти из этого тупика?

Сосо Цискаришвили: Возможно, госпожа Нино в этом случае надеется на свои личные связи в политических кругах России. Она все-таки выпускница МГУ, насколько мне известно, она однокурсница господина Рогозина, и они продолжали все эти годы поддерживать какие-то контакты. Я не исключаю, что сам факт ее встречи несколько лет назад с Владимиром Путиным, ее присутствие на праздновании годовщины Дня победы 9-го мая в Москве кажутся ей достаточными для прорыва, но все-таки это будут диаметрально противоположные отношения между лидерами, если она станет таковым, чем это было при правительстве Саакашвили.

Дэмис Поландов: Да, вряд ли можно надеяться на эмоции, когда речь идет об интересах.

Сосо Цискаришвили: Да, конечно, это абсолютно верно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG