Accessibility links

Вместо сомнений – приговор


Осужденные, их родители и адвокаты утверждают, что приговор вынесен без достаточных доказательств вины молодых людей, что суд не обратил внимания на многочисленные нарушения в ходе следствия

Осужденные, их родители и адвокаты утверждают, что приговор вынесен без достаточных доказательств вины молодых людей, что суд не обратил внимания на многочисленные нарушения в ходе следствия

Из Чечни – только хорошие новости! Контртеррористическая операция пятый год как отменена, но борьба с терроризмом успешно продолжается.

17 сентября 2013 года Верховный суд Чечни вынес обвинительный приговор троим жителям станицы Ассиновская – Юсупу Эктумаеву, Махмуду Мадаеву и Кемрану Карсамову, которые, по версии следствия, пытались взорвать пост полиции. По обвинению в участии в незаконном вооруженном формировании, в незаконном приобретении и хранении взрывных устройств и в посягательстве на жизнь сотрудников МВД они были осуждены на сроки от 7 до 9 с половиной лет лишения свободы.

Однако не все тут так просто. Осужденные, их родители и адвокаты утверждают, что приговор вынесен без достаточных доказательств вины молодых людей, что суд не обратил внимания на многочисленные нарушения в ходе следствия. Обвинение строилось, главным образом, на признательных показаниях против себя и друг против друга, которые, по утверждению обвиняемых, они дали под пытками сразу после задержания без адвоката.


17 апреля 2013 года в семь утра в Ассиновской на перекрестке у выездного поста полиции произошел взрыв. Через несколько часов в дом к Махмуду Мадаеву приехала полиция. Потребовали "проехать" в отдел. Там полицейские надели Мадаеву на голову пластиковый пакет, маску с прорезями для глаз и стали избивать. Применяли электрошокер. Требовали сознаться в этом взрыве, которого Мадаев, по его заявлению, не совершал. Не выдержав пыток, Махмуд подписал "чистосердечное признание". Тем же вечером в отдел привезли Эктумаева и Карсамова. Тоже избивали. Тоже применяли электрошокер. Они тоже все подписали.

Потом все трое жаловались на пытки. Но в возбуждении уголовного дела против полицейских было отказано "за отсутствием признаков преступления". По словам полицейских, Эктумаева, Мадаева и Карсамова в ОВД никто не удерживал: они-де сами боялись оттуда выйти, опасаясь мести членов незаконных вооруженных формирований. При этом их-де никто не бил, а они сами (почему-то!) дали показания против себя и друг против друга, только после чего и были взяты под стражу.

В деле есть две судебно-медицинские экспертизы. Первая сделана через два дня после задержания, она не зафиксировала применение пыток. Следы пыток подтверждает вторая экспертиза, проведенная через месяц. Она зафиксировала на телах рубцы, которые могли появиться где-то месяцем ранее. Суд сделал вывод: "доводы о незаконном давлении не подтверждаются" на основании только первой экспертизы, и вообще не упоминает вторую.

В суде было много свидетелей, практически все – сотрудники или стажеры МВД.

Едва ли не единственное исключение – Чекуев, отбывающий срок "за пособничество" боевикам. Его допросили сначала в ходе следствия, этапировав в Чечню, в грозненский СИЗО. Потом допросили в суде из "зоны" в режиме телеконференции. Судья счел достоверными только первые показания, данные на следствии: тогда Чекуев сообщил, что полевой командир Хасан Хациев якобы говорил ему, что Эктумаев и Мадаев были его боевиками, по его указанию заложили взрывное устройство. Однако на суде из мест лишения свободы Чекуев отказался от показаний, данных ранее: по его словам, Хациев говорил ему, что сам лично закладывал самодельное взрывное устройство. В приговоре суд опирался только на первые показания Чекуева, отметив, что "критически относится" ко вторым.

Приговор ссылается на проверку показаний Эктумаева и Мадаева на детекторе лжи, которая якобы подтверждает все во всех деталях. Настолько "все", что возникает вопрос: "Как?" Ведь настаивать на проведении такой проверки люди могут, будучи, скорее, уверенными в своей невиновности.

А ведь есть еще и свидетели, утверждающие, что Карсамов в момент закладки взрывного устройства ночевал дома. Но суд посчитал их показания "не заслуживающими доверия".

В одной детали суд усомнился. Если в материалах предварительного следствия утверждалось, что все трое действовали по предварительному сговору, то, согласно приговору, Эктумаев и Мадаев, направляясь с фугасом к месту его закладки, случайно встретили Карсамова … и предложили пойти с ними, а тот-де согласился.

Есть еще "доказательства" вины: показания полицейских, которые на основании неких не раскрываемых "материалов оперативно-розыскной деятельности" задержали и допрашивали обвиняемых, и протокол обнаружения взрывного устройства в огороде соседки Эктумаева. Место, где искали взрывное устройство, якобы указали в своих показаниях сами задержанные. Понятыми были не местные жители, а практиканты-стажеры МВД (как минимум один из них впоследствии стал следователем). Сам же фугас был взорван на месте сразу после обнаружения. То есть наличие на нем отпечатков пальцев обвиняемых установлено не было.

Есть еще вещественные доказательства: осколки взрывного устройства, фрагменты мобильных телефонов, при помощи которых был совершен взрыв, металлический лом, сим-карты, электропаяльник. Не указано только, какое отношение к обвиняемым имеют эти предметы.

Такая доказательная база. Суд, по идее, должен был усомниться и истолковать все сомнения в пользу обвиняемых. Вместо сомнений – приговор.

Адвокаты троих осужденных подали апелляционную жалобу. Правозащитный центр "Мемориал" поддерживает защиту Карсамова (у которого, повторим, есть доказательства алиби). Потребуется повторная проверка возможного применения пыток на основании результатов второй судебно-медицинской экспертизы.

Если это удастся, тогда я смогу с полным основанием сказать: "Из Чечни – только хорошие новости".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG