Accessibility links

Что сулит назначение Владислава Суркова?


По словам Вадима Цховребова, население Южной Осетии очень положительно реагирует на назначение Владислава Суркова

По словам Вадима Цховребова, население Южной Осетии очень положительно реагирует на назначение Владислава Суркова

ПРАГА---Продолжаем тему в рубрике "Некруглый стол". У нас на линии прямого эфира из Цхинвали заместитель председателя комитета по бюджету и налогам парламента самопровозглашенной республики Южная Осетия Вадим Цховребов и старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Николай Силаев.

Андрей Бабицкий: Вадим, уже что-то становится понятно о том, в каком приблизительно направлении намерен двигаться Сурков. Какие чувства это вызывает в республике: тревогу или, наоборот, радость в ожидании того, что привычный, не очень успешный порядок жизни как-то изменится?

Вадим Цховребов: Прежде всего, я хочу начать с середины услышанного. Эта популистская риторика о вхождении в состав Северной Осетии, которую нам предлагают определенные политиканы из Северной Осетии, которые сегодня частично занимаются самообманом или введением народа в заблуждение, мягко говоря, меня раздражает.


Андрей Бабицкий: Вадим, но такой курс проводил и Леонид Тибилов. Вас он тоже раздражает?

Вадим Цховребов: Леонид Тибилов не провозглашал такой курс, он выступает за единство Осетий, но там конкретно не выражается, в каком виде это единство должно осуществляться и что понимается под единством. Я тоже за единство Осетий – это один народ, одна культура, одни предки. Сегодня Леонид Тибилов говорит о той же таможне, например, если войти хотя бы ассоциированным членом в тот же Таможенный союз на первых порах, можно таким образом объединиться.

Андрей Бабицкий: Хорошо. Сурков снял лозунг о единстве Осетий (я имею в виду государственное объединение), а что касается его экономических предложений, он пообещал привлечь инвестиции. На ваш взгляд, это выглядит серьезно, солидно?

Вадим Цховребов: Я могу сказать так: то, что предложил Сурков, я считаю, и солидно, и правильно, но он предложил при грамотном подходе, при комплексном плане. Не надо ставить вопрос так, что людям построят производство минеральной воды или отдельно взятый комплекс, к этому надо подходить, максимально используя, прежде всего, существующие природные ресурсы. Южная Осетия, если брать на душу населения, одна из самых богатых стран по природным запасам и ресурсам воды, и это нужно использовать. Если Южная Осетия сегодня обеспечит хотя бы внутренний рынок, никуда ничего не экспортируя, это порядка 70-80% имеющегося на сегодняшний день бюджета.

Андрей Бабицкий: Николай, я начну с политических подходов, которыми так славится Владислав Сурков, – у него репутация гениального манипулятора. Не кажется ли вам, что он будет пробовать управлять конфликтами, сталкивая между собой разные группы интересов? Например, если чиновники с чем-то не согласны, не желают слушать рекомендаций из Москвы, можно усилить оппозицию.

Николай Силаев: Дело в том, что это едва ли эксклюзивное искусство Суркова, которым он владеет. Насколько я могу судить, политика исторически, сколько она существует, из таких вещей и состоит. Я не стал бы сейчас оценивать, будет ли он сталкивать людей или не будет. Я думаю, что он в первую очередь все-таки ориентирован на то, чтобы избежать политических кризисов в Южной Осетии, тем более что их там было уже достаточно. Я бы не ожидал каких-то шагов, которые можно было бы назвать манипуляцией.

Вадим Цховребов: Я лично не знаком с господином Сурковы, но давно за ним наблюдаю и могу сказать, что вряд ли этот человек будет сейчас создавать дополнительно какие-то конфликтные ситуации и разногласия. Наоборот, он будет и экономически, и политически аргументировано сближать общество и политические силы и объяснять, в каком направлении и как надо политическим силам и власти действовать согласованно на благо общего дела. Я исключаю тот факт, что он будет создавать дополнительные конфликты.

Андрей Бабицкий: Николай, Сурков предложил Южной Осетии модернизировать экономическое законодательство, в частности, сделать ясными условия аренды, покупки, продажи земли. Вы считаете, что сегодня, скорее всего, на этом он будет сосредотачивать свои усилия или на попытке дать Южной Осетии возможность как-то самостоятельно формировать свою экономику и за счет этого снять нагрузку с России?

Николай Силаев: Я думаю, что то, о чем он говорил, связано с задачей самостоятельного формирования экономики, потому что в ситуации такой неясной институциональной среды, конечно, в Южную Осетию не могут прийти российские инвестиции, и если ставить задачу прихода инвестиций уже не государственных, а частных, то, конечно, нужно как-то разбираться и с земельным правом, и с остальными отраслями законодательства. Я не думаю, что это единственный шаг и единственная мера, которые могут быть предложены российской стороной. По крайней мере это, как мне кажется, уже сигнал того, что какое-то обсуждение проекта экономического развития Южной Осетии началось.

Андрей Бабицкий: Николай, многим казалось, что назначение Суркова – своеобразная маркировка его не столь выдающихся качеств как государственного деятеля, понижение, если сравнивать с его предыдущим положением. Я тут прочел, и мне показалось довольно любопытным, что, напротив, Южная Осетия и Абхазия – это личные проекты Путина, которые он считает крайне важными для современной репутации России, и именно поэтому на них поставлен Сурков как человек, способный обеспечить определенный успех развития этих проектов. Что вы думаете по этому поводу?

Николай Силаев: Я бы склонялся, скорее, ко второму мнению. Конечно, по сравнению со статусом первого заместителя главы администрации президента нынешняя должность Суркова – понижение. Но, с другой стороны, эта должность означает его возвращение в политику, причем, действительно, на одном из самых ответственных и важных участков для российской политики. Это сначала Абхазия и Южная Осетия. Насколько я помню, при назначении рассуждали также о том, что сфера его компетенции может расшириться.

Андрей Бабицкий: Да, я помню – Украина, Таможенный союз…

Николай Силаев: Я думаю, что действительно Абхазия и Южная Осетия находятся в списке высоких приоритетов у президента, и я скорее склоняюсь толковать назначение Суркова как назначение очень квалифицированного политического менеджера на сложных участках.

Андрей Бабицкий: Вадим, я вам задавал вопрос в самом начале беседы о том, как реагируют в Южной Осетии на Суркова, скажем, в чиновничьей среде: с раздражением, страхом, опасением, или, наоборот, все ждут, что, наконец, республика начнет двигаться, модернизироваться?

Вадим Цховребов: Население реагирует на назначение Суркова очень положительно. Исходя из предыдущей его работы, рода деятельности и конкретных дел, люди реагируют на назначение Суркова исключительно положительно, потому что он серьезный, ответственный человек. Я уверен, что направление на Южную Осетию и Абхазию – это значимое, очень ответственное направление, это отчасти дело чести, и его назначение сулит определенную дополнительную надежду в становлении этих республик и дальнейшем процветании.

Андрей Бабицкий: Да, если есть дело чести, его надо доверить в руки Владислава Суркова. Николай, Сурков, кроме всего прочего, известен и как достаточно жесткий человек, он выходит на участок, к которому вплотную примыкают интересы Грузии, которая сегодня себя ведет достаточно шумно, постоянно выдвигая претензии России. Как вы думаете, здесь что-то изменится в формулировании политики в отношении Грузии?

Николай Силаев: Пока сложно судить, но мне кажется, что если Сурков и займется этим направлением, то не сейчас. Вряд ли он будет пытаться разгрести ту ситуацию, которая сложилась до него, тем более что она действительно очень сложная. Но в то же время, я полагаю, что он очень прагматичный человек, и если потребуется обратиться по каким-то вопросам в грузинской теме, то вряд ли он будет отбрасывать те возможности, которые ему будет предоставлять жизнь.

Андрей Бабицкий: Но, согласитесь, он не очень дипломатичный человек.

Николай Силаев: Не знаю, я слышал очень разные отзывы на этот счет.

Андрей Бабицкий: Ну, будем считать, что, действительно, если Владислава Суркова судьба столкнет с более широким кругом вопросов, то он сумеет с ними справиться.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG