Accessibility links

Абхазское телевидение – неприступная твердыня


Общение в социальных сетях продолжается в кофейнях, выливается на страницы печатных СМИ и перетекает в официальные государственные структуры, которые в той или иной форме на него реагируют

Общение в социальных сетях продолжается в кофейнях, выливается на страницы печатных СМИ и перетекает в официальные государственные структуры, которые в той или иной форме на него реагируют

В последнее время в Абхазии все чаще события, разворачивающиеся в интернете и в социальных сетях, получают продолжение в реальной жизни и наоборот. Это взаимовлияние реального и виртуального пространства становится все ощутимее. Социальная сеть Facebook давно превратилась в публичную дискуссионную площадку, на которой пользователи свободно обсуждают актуальные события и темы. Это общение продолжается в кофейнях, выливается на страницы печатных СМИ и перетекает в официальные государственные структуры, которые в той или иной форме на него реагируют.

Уже давно ни для кого не секрет, что многие абхазские чиновники разного ранга внимательно отслеживают все, происходящее в социальной сети. Говорят, что даже президент изучает распечатки из Facebook. Это явление кажется мне вполне позитивным. Оно, наверное, восполняет дефицит обратной связи у власти. Она не умеет открыто взаимодействовать со своими гражданами, зато с удовольствием и пристрастно подглядывает в замочную скважину за их виртуальным общением. Пусть так. В конце концов, что скрывать, и мы пишем посты и оставляем свои комментарии не только во имя щедрости человеческого общения, но и в расчете на то, что нас услышат сидящие в кабинетах. Такая вот недетская игра в кошки-мышки.


Яркой иллюстрацией этой ситуации служит недавний скандал, связанный с Абхазским государственным телевидением. В эфире АГТРК член Общественной палаты РА Ляля Чамагуа решила защитить репутацию президента Александра Анкваба, о котором оскорбительно высказался пользователь сети Николай Лопатин. Она огласила список абхазских комментаторов, который одни называют "черным", а другие – "золотым". Журналист Элеонора Когония, не читавшая и не комментировавшая пост Лопатина, тоже оказалась в этом списке. Она обратилась на телевидение и потребовала, чтобы ей предоставили право на опровержение, гарантированное законом. Ее трехминутное выступление на АГТРК даже записали, но дать в эфир почему-то не решились. Непонятно чего или кого испугались, может быть, самих себя. Если бы опровержение появилось в эфире АГТРК, скандал был бы давно исчерпан и о нем бы все уже забыли. Но отказ в праве на опровержение, полное игнорирование закона руководством АГТРК вызвало возмущение общества. В недрах АГТРК нашелся человек, который подкинул в "Нужную газету" кассету с записью опровержения Элеоноры Когония и выложил в You Tube рабочую запись выступления Ляли Чамагуа, которая обсуждает с редактором, что сказать и как сказать, ссылаясь при этом на того, кто ее туда послал. Она не называет имени, просто с огромным пиететом произносит: "ОН СКАЗАЛ!", поднимая при этом руку вверх. При просмотре этого материала ни у кого не возникает сомнения в том, кого она имеет в виду.

На государственном телевидении разразился скандал. Начались поиски "предателя". Сеть активно обсуждала и эту ситуацию, выражала сочувствие мужественному "партизану". Пользователи сети спорили о том, моральный или аморальный поступок он совершил, выложив в сеть рабочий материал канала. Но большинство сходилось на том, что моральная сторона вопроса должна остаться на совести "партизана", а для общества его поступок имеет важное значение, поскольку он обнародовал видео, которое обнажило "кухню" АГТРК, продемонстрировало наглядно, кем оно в реальности управляется.

Оппозиционно настроенная общественность и журналисты независимых СМИ возмущены входящей в привычку потребностью власти публично отчитывать и шельмовать журналистов независимых СМИ и людей, свободно выражающих свое мнение в социальной сети. Они считают возмутительным игнорирование чиновниками законов страны и не хотят мириться с тем, что государственное телевидение, существующее на средства налогоплательщиков, остается закрытым для общества и обслуживает интересы только одной, исполнительной ветви власти.

На этой неделе республиканская политическая партия "Форум народного единства Абхазии" обратилась к депутатам Народного собрания – парламента РА с предложением обсудить вопрос исполнения чиновниками требований законов "О СМИ" и "О доступе к информации", поставить перед исполнительной властью вопрос создания на базе АГТРК самостоятельной информационно-аналитической студии Общественного телевидения и привлечь к работе журналистов независимых СМИ, ускорить принятие закона "О телевидении и радиовещании", над которым уже работает профильный комитет парламента. Заявление ФНЕА поддержал и Координационный совет политических партий и общественных организаций.

Практически одновременно с заявлением ФНЕА в сети появилось и заявление политсовета республиканской политической партии "Единая Абхазия". Там уже требуют от Общественной палаты РА рассмотреть поступок Ляли Чамагуа, который поставил под сомнение деятельность палаты как общегражданского института, и призывают президента публично разъяснить ситуацию. 16 октября журналисты независимых СМИ и члены Ассоциации работников СМИ РА подписали обращение к депутатам парламента, в котором выразили протест против превращения государственного телевидения в рупор власти, тенденциозности и грубого нарушения руководством АГТРК действующих законов и журналистской этики. Журналисты независимых СМИ предложили депутатам поставить перед президентом вопрос об ответственности гендиректора АГТРК за нарушение закона "О СМИ", ускорить принятие закона о телерадиовещании, предусматривающего реформирование АГТРК в Общественную телерадиокомпанию, работой которой должен руководить Общественный совет, независимый от исполнительной власти.

Не устает удивлять общество своими высказываниями наш вице-спикер Эмма Гамисония, которая в интервью "Нужной газете" на днях заявила буквально следующее: "То, что Элеоноре не дали эфир, думаю, что она найдет выход и сможет использовать другие СМИ. Элеонора не журналист, видимо, потому есть ограничения в этом направлении. Я захотел – и меня пустят в эфир? Такое может себе позволить только депутат, президент или другие государственные чиновники. Есть такие ограничения вообще-то. Конечно, можно было какую-то форму дать, но у нее еще была возможность по "Абазе" выступить. На "Абазу" тоже надеемся... В такой ситуации "Абаза" очень сильно спасает..." Тот факт, что вице-спикер парламента Эмма Гамисония публично утверждает, что закон должен действовать избирательно, просто обескураживает.

Другой депутат парламента – Ахра Бжания думает иначе. "Это маразм обсуждать по центральному каналу то, что люди пишут в Facebook, – говорит он в том же интервью. – На мой взгляд, уже давно пора принять официальные меры в отношении АГТРК. Это не какой-то прокол, а преследование граждан за инакомыслие".

Вообще, удивительно, каким неприступным бастионом оказался наш государственный телеканал! Общество пытается взять его приступом уже много лет. Но ни уничтожающая критика, ни претензии к профессионализму, стилистике и качеству программ, ни требования реформировать его и развернуть лицом к обществу, звучащие со всех сторон, не в состоянии поколебать эту твердыню!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG