Accessibility links

Фильм не о войне – о любви


Фильм "Русская рулетка" во многом автобиографичен – Тамерлан Тадтаев рассказывает о себе и своих согражданах, чья молодость пришлась на вооруженный конфликт в 1991-92 годах

Фильм "Русская рулетка" во многом автобиографичен – Тамерлан Тадтаев рассказывает о себе и своих согражданах, чья молодость пришлась на вооруженный конфликт в 1991-92 годах

В Южной Осетии приступили к съемкам художественного фильма "Русская рулетка" на осетинском языке по сценарию одноименного рассказа местного писателя и сценариста Тамерлана Тадтаева. По задумке авторов, фильм снимают одновременно на цветную и черно-белую пленку, а также цифровую камеру.

Фильм "Русская рулетка" во многом автобиографичен – Тамерлан Тадтаев рассказывает о себе и своих согражданах, чья молодость пришлась на вооруженный конфликт с Грузией в 1991-92 годах. Но при этом писатель и автор сценария утверждает, что это фильм не о войне и политике, а о любви. Друзья-одноклассники – осетин и грузин – влюбляются в одну девушку, но война бросает их по разные стороны баррикад.

В работе над фильмом задействованы известные российские кинематографисты, согласившиеся работать с Тамерланом Тадтаевым без гонораров. В съемочную группу вошли режиссер Сергей Зезюльков, оператор Валентин Миронов, сценарист документального кино Дмитрий Ухлин, директор картины Татьяна Романова. В главных ролях заняты студенты актерского факультета Североосетинского государственного университета и актеры Югоосетинского государственного драматического театра имени Коста Хетагурова.


Достоверность событий на съемочной площадке достигается не только благодаря интересной игре актеров, но и участием тяжелой бронетехники – свой вклад в создание фильма внесли Министерство обороны и МЧС Южной Осетии.

Как рассказывает Тамерлан Тадтаев, при создании фильма не обошлось без досадных недоразумений и конфликта. По его словам, югоосетинский режиссер Тамерлан Дзудцов ранее взялся за съемки фильма, однако не заплатил Тадтаеву за сценарий и не приступил к работе:

"Режиссер из Абхазии был готов приступить к съемкам. Но как-то Дзудцов попросил прислать ему сценарий фильма, прочитал и спросил, кто будет снимать фильм. Я ответил, что абхазы. А почему абхазы, почему не осетины, переспросил Дзудцов. Он предложил снять фильм, пообещав через две недели расплатиться за сценарий. Мы договор не подписывали, все было на словах, по-цхинвальски. Мол, давай, брат, бери. Время шло. В августе этого года в Цхинвале мы встречались с Дзудцовым у министра культуры, и тогда Тамерлан сказал, что президент Тибилов взял этот проект под свою личную ответственность. Я опять поверил ему".

Дзудцов работу не начинал и за сценарий не рассчитался. Поэтому, пытаясь наверстать упущенное время, Тадтаев приступил к съемкам своими силами. По его словам, югоосетинские власти игнорирует съемки фильма:

"Мы ко многим обращались за помощью, но никто не откликнулся, кроме МО и МЧС. Министр культуры даже не посетил съемочную площадку. С какими впечатлениями уедут из Южной Осетии мои московские друзья?"

Небольшую финансовую помощь в проведении съемок оказал издатель книг Тадтаева – директор московского издательства "СЕМ" Тимур Цалити.

Свою точку зрения на ситуацию в разговоре со мной изложил и режиссер Тамерлан Дзудцов:

"Я хотел снимать этот фильм, но не нашел денег. Пока я занимался поиском спонсоров, узнал, что Тадтаев уже нашел средства и приступает к съемкам. Так что я желаю ему удачи. У нас расходились к тому же мнения и по сценарию. У меня было свое режиссерское видение, у Тамерлана – свое, авторское. Я хотел бы обострить конфликт героев не в контексте межнациональных отношений, а снять в более символическом характере – конфликт героев с судьбой".

Несмотря на многочисленные проблемы, Тамерлан Тадтаев все же уверен: зрители смогут увидеть фильм о войне в Южной Осетии в августе 2014 года.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG