Accessibility links

Многопартийность не является гарантом стабильности


В результате этих выборов Грузия получила три политических центра: первый – это коалиция "Грузинская мечта", второй – "Национальное движение", которое для выборов в органы самоуправления создаст новое коалиционное движение, и третий политический центр – партия Нино Бурджанадзе и других т.н. маленьких партий

В результате этих выборов Грузия получила три политических центра: первый – это коалиция "Грузинская мечта", второй – "Национальное движение", которое для выборов в органы самоуправления создаст новое коалиционное движение, и третий политический центр – партия Нино Бурджанадзе и других т.н. маленьких партий

ПРАГА---Сегодняшние гости рубрики "Некруглый стол" – политолог Марина Мусхелишвили и пиар-консультант Сосо Галумашвили.

Кети Бочоришвили: Это наш первый "Некруглый стол" после воскресных выборов, и поэтому мы постараемся подвести их итоги. Калбатоно Марина, не буду особенно оригинальной, если спрошу, чем была обусловлена низкая активность избирателей, ведь наблюдатели назвали это практически самым большим минусом прошедших выборов?

Марина Мусхелишвили: Явка избирателей была сравнительно низкой в основном по двум причинам: во-первых, на этих выборах не решался вопрос власти, т.к. всем было ясно, что она сохранится за "Грузинской мечтой", и второе: участники выборов, кандидаты в президенты от основных партий не являлись первыми лицами этих партий. Грузия постепенно идет к парламентской республике, в которой президент уже не будет играть такую значительную роль, как это было прежде.


Кети Бочоришвили: К этому вопросу мы еще вернемся. Батоно Сосо, до президентских выборов наблюдатели говорили, что очень важным считают то, кто будет вторым на этих выборах. Вторым оказалось "Нацдвижение", хотя многие прочили это место Нино Бурджанадзе. Как все же получилось, что кандидат от "Национального движения", которое дискредитировало себя по многим статьям, все же набрал такое количество голосов?

Сосо Галумашвили: Очень хороший вопрос, потому что самая главная интрига этих выборов заключалась в том, кто выйдет на второе место. К сожалению, сторонники Нино Бурджанадзе и ее партия не смогли набрать того числа голосов, которые потенциально принадлежали этой партии. Уже в конце предвыборного марафона у партии Нино Бурджанадзе не оказалось сил для того, чтобы набрать нужные проценты голосов.

Кети Бочоришвили: Каковы эти причины?

Сосо Галумашвили: Первая причина в том, что она очень поздно начала свою предвыборную кампанию, к сожалению, по примеру своих конкурентов, у которых была очень слаженная предвыборная команда – и у власти, и у "Национального движения". Ей просто не хватило времени. И второе: были допущены очень серьезные ошибки в коммуникации.

Кети Бочоришвили: В общем, это немного странно для такого опытного политика, как Нино Бурджанадзе.

Сосо Галумашвили: Она не смогла донести свои предвыборные слоганы до так называемого протестного электората.

Кети Бочоришвили: Или ей не простили кое-что из ее политического прошлого?

Сосо Галумашвили: Этого не скажешь по результатам. Результат, по моему мнению, очень успешный. 10% голосов избирателей очень серьезное заявление на то, что ее партия является основным политическим конкурентом на политическом ринге Грузии. 10% означает, что она является одной из основных политических оппозиций в Грузии.

Кети Бочоришвили: Возвращаясь к моему вопросу по поводу "Нацдвижения. Почему оно взяло второе место?

Сосо Галумашвили: "Нацдвижение" смогло мобилизовать все имеющиеся у них силы – это до 15% фанов этого движения и 5-7% от электората, который недоволен политикой по социальной, экономической, политической работе власти.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Марина, может ли то, что осталось от "Нацдвижения", стать той здоровой оппозиционной силой, которая нужна власти для демократического прогресса, или в Грузии все-таки сформировалось нечто другое, что лучше справится с этой ролью?

Марина Мусхелишвили: На сегодняшний день "Национальное движение" – самая организованная оппозиционная сила, но слабой стороной "Нацдвижения" является прошлое этой партии, от которого она не захотела отказаться. Это прошлое связано с авторитарным режимом, дискриминацией людей, незаконными действиями лидеров и ущемлением прав человека. По моему мнению, такое прошлое "Национального движения" не позволит этой партии стать оппозиционной силой, способной оказать здоровую конкуренцию и оздоровить демократический процесс, который не может быть пустой борьбой за власть между "Грузинской мечтой" и "Национальным движением", а, скорее, требует нового политического спектра, политических сил, которые будут говорить о будущем, а не о прошлом, и будут репрезентировать существующие в обществе социальные и экономические интересы.

Кети Бочоришвили: А есть какие-то наметки, из кого может сформироваться эта сила?

Марина Мусхелишвили: "Национальное движение" на этих выборах, по сравнению с прошлыми, потеряло примерно полмиллиона голосов. "Грузинская мечта" потеряла значительно меньше, но это не значит, что те люди, которые пришли на выборы, – единственный потенциальный ресурс для новых политических сил. Те, кто голосовал за "Грузинскую мечту", также острый электорат с различными взглядами. Сама "Грузинская мечта" – это коалиция, и, в принципе, существует достаточный потенциал при развитии хорошего политического процесса для того, чтобы в Грузии политика стала более репрезентативной и более привязанной к тем реформам и изменениям, которые происходят во власти и в обществе, в экономике. Особенно это может касаться репрезентации регионов, интересов, связанных с преодолением бедности, созданием новых рабочих мест, восстановлением справедливости и т.д. Спектр проблем, которые беспокоят население Грузии, – очень широк, и противоречие между бедными и богатыми, между разными слоями населения достаточно сильное для того, чтобы эти люди хотели иметь своих представителей во власти.

Кети Бочоришвили: Батоно Сосо, президент уже не будет наделен такой властью, как это было раньше, и поэтому все личные качества Георгия Маргвелашвили, о которых мы много слышали в ходе предвыборной кампании, наверное, не будут играть столь существенной роли в управлении государством. Что бы вы назвали гарантией того, что те, в чьих руках сосредоточится власть, не свернут с намеченного пути, тем более что и Иванишвили тоже уйдет из политики, и что власть будет работать слаженно и попытается создать такую команду, которой была "Нацдвижение".

Сосо Галумашвили: В западных странах принято, что таким гарантом являются институты, которые работают на демократию. Я думаю, что основной целью и президента, и власти, и парламента будет создание институтов, которые бы сами себе гарантировали развитие демократического процесса, – это одно. Второе то, что, если анализировать ситуацию, мы получили в результате этих выборов три политических центра: первый – это коалиция "Грузинская мечта", второй – "Национальное движение", которое для выборов в органы самоуправления создаст новое коалиционное движение, и третий политический центр – партия Нино Бурджанадзе и других т.н. маленьких партий. Так что первое – это демократические институты и хорошая, сильная оппозиция, которая будет и в парламенте, и вне его. Вот это и будет гарантией того, что "Грузинская мечта" не свернет с того пути, который она провозгласила 1 октября 2012 года.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Марина, мне показалось, что и вы хотели что-то сказать по этому же вопросу.

Марина Мусхелишвили: Я не совсем согласна с предыдущим выступлением. Конечно, Конституция и институты – очень важные инструменты для того, чтобы политический процесс спокойно развивался, но, к сожалению, есть еще один компонент, с которым дела обстоят значительно хуже, – это то содержание, которое вкладывается в политику, суть политического противостояния, которая должна быть близка к интересам общества. К сожалению, для того чтобы состоялся действительно устойчивый политический плюрализм и политический процесс, не хватает еще очень многого. Ситуация, естественно, будет достаточно хаотичной, непредсказуемой, и наличие многопартийности не является гарантом стабильного политического процесса, если эта многопартийность не отражает реального расклада сил в обществе. Я предполагаю, что у нас будут поползновения и властей к тому, чтобы править по-старому, постсоветскому варианту, и какие-то хаотические движения, но это естественный процесс, который постепенно уляжется и приведет к более здоровой политической атмосфере, потому что главное для развития этого процесса на данный момент существует – это относительная свобода, отсутствие репрессий и возможность изменений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG