Accessibility links

В начале нулевых, когда сотни молодых грузинских политиков и бизнесменов делали первые шаги по пути обмана и предательства, Ираклий Гарибашвили поставил на верность патрону и, как выяснилось, не прогадал. Через пару недель он станет самым молодым правителем в истории Грузии после упразднения монархии, переплюнув рекорды Михаила Саакашвили, Кандида Чарквиани и Лаврентия Берия.

Для большинства комментаторов новый премьер лишь марионетка на коротком поводке, но следует учесть, что Бидзина Иванишвили, оставляя его на хозяйстве, скорее всего, не станет вмешиваться в микроменеджмент, засыпая своего консильери (а если точней – капореджиме) ворохом инструкций. Босс всех боссов всея Грузии намерен заниматься исключительно выработкой стратегий, вызывая любимого подчиненного на ковер лишь в самых вопиющих случаях; в прошлом он вел себя именно так. Так что Ираклий Гарибашвили неделями, а то и месяцами будет оставаться наедине со страной, властью и ее соблазнами, не ощущая нервного подергивания пресловутого поводка, но в то же время никогда не забывая о его существовании.


В жизни его поколения было все – и революция, и слезы, и любовь, и наркотическая лихорадка, и пытки, и тюрьмы, и танки, горящие на цхинвальских перекрестках. Не было одного – дисциплины и самоограничения вместо желания достичь всех мыслимых целей и пережить все немыслимые ощущения одновременно. И пока это поколение обугливалось в синем пламени взаимоисключающих страстей, тихий, приятный в общении молодой человек, примерный семьянин, учился, раскладывал по папочкам банковскую документацию, щелкал клавишами, вежливо выслушивал эпические монологи Бидзины Григорьевича о смысле жизни (а это, ой, как непросто), кивал, благодарил, вкалывал, как ударник на галерах, и ни разу не сорвался, не зарвался и не предал, что в современной Грузии – редкость. Ираклий Гарибашвили терпеливо ждал и, наконец, дождался, получив в 31 год если не корону, то скипетр и державу.

Перестройка МВД, вотчины Вано Мерабишвили и главной опоры прежнего режима, никогда бы не удалась, если бы этот улыбчивый счетовод не дал бы почувствовать всем этим волкам и волкодавам, кентаврам, лапифам и прочим шакалам, насколько он может быть страшен; не помогли бы ни менеджерские навыки, ни изощренные интриги, ни помощь соратников, ни пряники, ни кнуты. Для того чтобы в короткие сроки подчинить себе грузинское МВД, этот ад в миниатюре, нужно быть немного Лаврентием Палычем, который, не прерывая застольной беседы, мог намекнуть так, что спины подчиненных неделями ощущали колымский холодок. Именно в эти переломные месяцы народная молва начала приписывать Ираклию Гарибашвили черты жесткого руководителя, железной руки в ежовой рукавице, несмотря на то, что он никого не репрессировал зверски и не порол показательно. Проще говоря, в нем почему-то усмотрели эффективного карателя. Вместе с тем в возбужденные умы время от времени впрыскивалась информация о том, что новый премьер недолюбливает либералов, терпеть не может формальных союзников, "республиканцев", равно как и Ираклия Аласания, а "националов", дай ему волю, так вообще бы бил сапогами утром и вечером для профилактики.

Неудивительно, что большая часть консерваторов, антизападников, непримиримых противников Саакашвили и тех, кто требует от нового режима большей, пусть даже авторитарной жесткости, смотрит на нового премьера с надеждой и, в принципе, готова предоставить ему карт-бланш. А ведь если кто-то ведет подобные речи, значит, это кому-нибудь нужно; интересно, как подобные настроения соотносятся с теми задачами, которые Великий Кормчий, вероятно, поставит перед своим премьер-министром в первую очередь.

Если коротко – это переход от доминирования к полному контролю. Как союзники, так и противники Иванишвили должны быть опущены на пару ступенек ниже, а сферы влияния, частично захваченные ими в неразберихе переходного периода (или все еще контролируемые в случае "националов"), перераспределены. "Грузинскую мечту" (только партию, а не одноименную коалицию) будут усиливать, постепенно превращая в полнокровную партию власти, а капризных партнеров по правящей коалиции попытаются низвести до состояния выработавших свой ресурс ступеней космического корабля, которые могут быть отброшены в любой момент. Бывших правителей страны в покое не оставят и не амнистируют, скорее наоборот, а угрозу, все еще исходящую от "Национального движения", будут минимизировать в первую очередь.

Не исключено, что через несколько лет будет достигнута ситуация, когда сама мысль о начале игры вопреки интересам Иванишвили, о любом масштабном действии вне его ведома станет казаться еретической. Не то чтобы ожидаемые процессы напоминали первые годы правления Путина с укреплением вертикали и усмирением горизонтали (в Грузии все же иной контекст), но, как и в России, граждане, вероятно, в какой-то момент обнаружат, что "проснулись в другой стране", и самый эффективный аргумент в пользу нового порядка в течение долгих лет будет звучать точно так же: "это лучше, чем тот кошмар, что творился при прежней власти".

Главным орудием, так сказать, мастерком архитектора новой системы станет Ираклий Гарибашвили, краткую характеристику которого можно уместить в известное выражение "он не злопамятный, поэтому все записывает". Пока с уверенностью можно сказать лишь одно – тот, кто не будет воспринимать этого человека всерьез, допустит очень серьезную ошибку.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG