Accessibility links

Самоуправление против кланово-коррупционной системы


В течение последних 10 лет на местах власти и население были довольно далеки друг от друга

В течение последних 10 лет на местах власти и население были довольно далеки друг от друга

ПРАГА---Сегодня в рубрике "Некруглый стол" принимают участие эксперты по вопросам местного самоуправления Давид Лосаберидзе и Марина Мусхелишвили, которые находятся на линии прямого эфира из Тбилиси.

Андрей Бабицкий: Марина, как вы полагаете, Грузия сегодня готова к этим реформам? Как я понимаю, они действительно довольно серьезные и затрагивают очень большое количество вопросов.

Марина Мусхелишвили: Если вопрос касается населения, то оно давно ждет каких-то изменений. В течение последних 10 лет на местах власти и население были довольно далеки друг от друга. Районные т.н. самоуправляемые муниципалитеты на самом деле были не свободными и починялись центру, а в деревнях и на местах самоуправления фактически не было. Так что ожидание у населения есть. Однако трудно сказать, что именно понравится населению в данной реформе. Очень сложная реформа, много противоречий, вариантов, из которых нужно выбрать какие-то и отказаться от других, и, конечно, население не столько ждет обсуждения конкретных законодательных деталей, сколько того, что на места будет больше ресурсов и возможностей решения вопросов. Население ждет, что ему дадут возможность распоряжаться местными ресурсами, такими как земля, пастбища и т.д. и, конечно, возможность самим выбирать на местах вместо того, чтобы кто-то назначал.


Андрей Бабицкий: Давид, я уточню тот вопрос, который задал Марине. Насколько действительно сегодня на местах люди готовы решать не свои повседневные нужды, а смотреть в будущее, развивать какие-то приоритетные направления – не просто воду подвести к дому, но и потратить деньги на образование?

Давид Лосаберидзе: Во-первых, это не первая проводимая в Грузии реформа в течение последних 20 лет. Справедливости ради нужно отметить, что эта реформа более продвинута вперед, чем другие реформы, которые сразу же в начале сворачивались и, наоборот, усиливалась централистическая тенденция. В результате Грузия получила суперцентрализованную систему, когда, например, открытие простого крана зависело от решения не то что какого-то гамгебели, мэра или губернатора, но это решалось на заседании правительства, в результате чего какие-то маленькие решения принимались в течение нескольких месяцев. Я не утрирую – это реальные факты. Даже решение купить что-то для села обсуждалось в течение 6 месяцев, и потом шел обратный процесс, когда из правительства пересылались директивы отдельным министерствам, которые передавали на местах в регионы и т.д. Сказать, что население не готово, значит согласиться с теми представлениями, которые превалировали в течение 20 лет. Скорее всего, политический истеблишмент не готов. Как правило, в постсоветских странах чиновники в министерствах не то что не хотят, но даже не понимают, почему решение водоснабжения на местах должно зависеть от местного населения, а не от хорошего министра. То есть, скорее всего, это проблема политического истеблишмента.

Андрей Бабицкий: Марина, очень важной частью этой системы самоуправления остается институт губернаторов, которых продолжают назначать из центра. Как вам кажется, почему новое руководство не решилось изменить этот порядок?

Марина Мусхелишвили: Вопрос в том, сколько уровней будет у системы нового самоуправления. Региональный уровень не существовал как система самоуправления. На уровне регионов формально органов самоуправления не существовало, потому что губернаторы функционировали как местные партийные представители. Сейчас стоит вопрос о том, нужно ли создавать на уровне регионов новый уровень, и каким он должен быть, если будет создан, будут ли там решаться какие-то вопросы или достаточно иметь районное и центральное правительство. Я бы сказала, что этот вопрос еще далеко не решен, хотя законопроект создает какие-то изначальные квазиорганы управления, но по этому поводу существует множество различных мнений, и неизвестно, каким будет окончательное решение, потому что многие поддерживают эту идею и видят этот будущий уровень самоуправления. Есть те, кто придерживается деконцентрации и видит этот уровень как продолжение центрального, и есть те, кто призывает упразднить институт губернаторов.

Андрей Бабицкий: Давид, а как вы думаете, не была бы эта система избираемых губернаторов хорошим противовесом центральной власти? Может быть, она могла бы послужить гарантией против создания той системы, которая действовала при прежнем руководстве?

Давид Лосаберидзе: Абсолютно с вами согласен. Кстати, в первом варианте, который разрабатывался при Министерстве инфраструктуры и регионального развития, именно этот подход превалировал. Об этом говорили не только представители правящей партии, но и оппозиционные. Как я понимаю, на самом деле это результат компромиссов между теми, кто абсолютно противится идее любой децентрализации, и теми, кто требует радикальных перемен на всех уровнях. Госпожа Марина уже упомянула о злободневном земельном вопросе, и в Министерстве инфраструктуры и регионального развития планируют провести эту реформу, но, к сожалению, в Грузии до сих пор не существует земельный реестр, т.е. государству окончательно неизвестно, какие земли принадлежат ему. Вопросы решались только во время приватизации, когда речь шла об изъятии налогов. В статьях нового законопроекта отмечено, что в течение двух лет это должно быть усовершенствовано и должна начаться передача именно этих полномочий на местах уже на уровне самоуправлений – это земля и другие имущественные вопросы. Как говорится, поживем – увидим. Я не думаю, что этот процесс будет гладким, потому что существуют реальные противоречия на местах, и не со стороны населения, а со стороны того истеблишмента, который привык иметь хоть и маленький доход, но реально контролировать ситуацию и действовать под четким управлением партии и правительства. Поэтому я говорю, что смена ментальности, прежде всего, нужна не для населения, которое полностью готово взять на себя ответственность, а со стороны политического истеблишмента и в центре, и на местах.

Андрей Бабицкий: Марина, может ли эта система самоуправления и в городах, и на более низком уровне действительно создать гарантии против кланово-коррупционной системы, о которой упоминал наш корреспондент, когда уже не будут назначаться местные бонзы, а все-таки само население станет решать, под чьим началом оно желает жить?

Марина Мусхелишвили: На самом деле эта проблема решается не законодательными изменениями, хотя они тоже важны. В первую очередь, на местах должны возникнуть больше ресурсов и реальная экономика. На сегодняшний день в регионах Грузии экономики фактически нет. То, что есть, экономикой назвать трудно. Поэтому без решения проблемы трудоустройства населения, реально функционирующего сельского хозяйства, мелкого и среднего бизнеса одной только реформой самоуправления, безусловно, ни коррупцию, ни клановость, ни другие проблемы управления нельзя будет решить. Поэтому очень важный фактор, который покажут следующие годы, пойдет ли на места больше ресурсов, денег, возможностей что-то делать и решать на местах, и это будет, возможно, гораздо более важным компонентом реформы, нежели решение о том, добавится региональный уровень или нет и как будет устроено районное управление. На местах население находится большей частью в очень тяжелых условиях, что, конечно, не способствует демократии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG