Accessibility links

Представление прокуратуры оказалось неубедительным


После долгого и бурного обсуждения депутаты отменили свое первое постановление и приняли новое, в котором обратились в генпрокуратуру с просьбой предоставить дополнительные сведения

После долгого и бурного обсуждения депутаты отменили свое первое постановление и приняли новое, в котором обратились в генпрокуратуру с просьбой предоставить дополнительные сведения

Сегодня парламент Абхазии решал вопрос о снятии неприкосновенности с депутата Нодика Квициния. Его имя связывают с убийством в Абхазии известного русского предпринимателя Сергея Клемантовича и его помощницы Оксаны Скаредновой. Генеральный прокурор РА Сафарбей Миканба ознакомил депутатов с представлением Генпрокуратуры и обратился к ним с просьбой лишить депутатской неприкосновенности Нодика Квициния для привлечения его в качестве обвиняемого по этому делу и проведения следствия. За снятие депутатской неприкосновенности проголосовали 16 человек. Двух голосов не хватило для принятия такого решения.

Аргументируя требование Генпрокуратуры, Сафарбей Миканба сказал:

"Факт совершения Нодиком Квициния в составе организованной группы похищения и умышленного убийства Клемантовича и Скаредновой подтверждается следующими доказательствами: заявлением и показаниями Андрея Клемантовича, данными им в качестве потерпевшего, о том, что его брат, Сергей Клемантович, со своей помощницей Скаредновой Оксаной пропал 10 сентября 2012 года после встречи с Квициния Нодиком по месту жительства последнего. Показаниями Кварчия Нугзара, согласно которым Квициния виделся с Клемантовичем у себя дома, с ним была девушка, однако Клемантович куда-то торопился и быстро уехал. Показаниями Квициния Нодика, данными им 8 сентября 2012 года в качестве свидетеля, согласно которым он по месту своего жительства по адресу Сухум, улица Чанба, 160, встречался с Клемантовичем Сергеем и Скаредновой Оксаной, которые после непродолжительной беседы уехали. Он также пояснил, что 26 июля 2008 года продал Клемантовичу ООО "Бухта радости-2", на балансе которой находился земельный участок площадью 3,5 га в с. Псахара Гагрского района за 2 млн долларов США. Однако в договоре купли-продажи была указана сумма в размере 1500 рублей. То есть Клемантович должен был ему деньги в размере 2 млн долларов США, из которых Квициния уже получил 580 000 долларов США в два этапа".


По словам Генерального прокурора, есть сведения, что Квициния бывал в заброшенном доме на Маяке, где держали Клемантовича и его спутницу до убийства, а также записи переговоров Квициния с исполнителями этого убийства, из которых следует, что он должен был заплатить им за это деньги.
Возражая Генеральному прокурору, депутат Нодик Квициния сказал:

"10 сентября 2012 года я находился на совещании в парламенте. В начале первого я получил смс-сообщение от Сергея Клемантовича, что он будет у меня дома в три часа. После совещания я поехал домой, спустя 20-30 минут он подъехал ко мне, мы посидели, поговорили. А до этого я ему сказал: "Сергей Петрович, у меня отец больной, я нуждаюсь в деньгах, дайте, пожалуйста, какую-нибудь часть!", потому что он частями выплачивал. Мы поговорили, он сказал: "Пожалуйста, я предварительно переговорил с Тимуром Бганба, завтра у него встречаемся, я беру кредит в банке и какую-то часть тебе дам". И на этом мы разошлись. А за что я должен был его убивать, где мотив? Он мне на следующий день должен был дать деньги! Когда возбудили уголовное дело после его исчезновения, они думали, что он пропал по дороге Псоу-Сухум. Я сам пришел и сказал, что он у меня дома находился, из моего дома ушел. Это я сказал следствию. Если надо, я помогу следствию. Я не отказываюсь!"

Нодик Квициния заявил, что Верховный суд, принимая решение о причастности его к данному преступлению, не имел доступ ко всем материалам следствия, он сказал о том, что Генеральная прокуратура их суду не представила. И сейчас, не представляя доказательств его причастности, Генпрокуратура требует снятия депутатской неприкосновенности. Он заявил, что показания арестованных были получены под давлением, один из них позже отказался от своих слов, а следствие искусственно "вешает на него это дело". Квициния подтвердил свою готовность во всем сотрудничать со следствием и без снятия с него депутатской неприкосновенности.

Депутаты требовали, чтобы Генеральный прокурор предоставил им для ознакомления протоколы допросов свидетелей и обвиняемых, распечатки переговоров, которые есть у следствия. Они сочли, что доказательств недостаточно для вынесения решения. Однако Генеральный прокурор, сославшись на тайну следствия, отказался ознакомить их с запрашиваемой информацией. Он сообщил, что принес с собой дополнительные материалы и был готов передать их депутатам. Но почему-то до этого дело не дошло. Депутаты выразили недоверие к показаниям, а генпрокурор возразил, заявив, что у него нет оснований сомневаться в их правдивости, так как место убийства подсудимыми было указано точно и тела убитых нашли по их показаниям.

Депутатов интересовало, найдена ли пропавшая машина Клемантовича, на которой он уехал от Квициния? Есть ли среди доказательств хоть одно вещественное? Проводилась ли экспертиза заброшенного дома на Маяке, где держали Клемантовича и Скареднову? Почему следствием не были получены распечатки всех переговоров Клемантовича сразу же, а сейчас они уже стерты и доступа к ним нет? Депутаты подняли вопрос о криминальной приватизации, которая из-за правовой неурегулированности становится косвенной причиной подобных преступлений.

Генеральный прокурор сказал о том, что ответить на многие из этих вопросов будет возможно только после возбуждения уголовного дела против Нодика Квициния.

Депутаты Аслан Кобахия, Ахра Бжания, Михаил Сангулия говорили о том, что это дело – слишком резонансное, оно больно бьет по престижу Абхазии, по престижу парламента, призывали Нодика Квициния самому написать заявление о снятии с себя депутатской неприкосновенности и дать возможность следствию доказать или опровергнуть его вину. Они обещали жестко контролировать ход следствия и не допустить нарушений в ходе расследования. Снятие неприкосновенности не означает, что депутат подвергнется аресту. По закону решение о заключении депутата под стражу может принять только парламент.
Однако Нодик Квициния это предложение коллег не принял и заявление сам писать не стал.

После долгих дебатов спикер поставил на голосование вопрос о снятии неприкосновенности с депутата Нодика Квициния. В нем приняли участие 27 депутатов. 16 из них проголосовали "за", двое – "против" и четыре – "воздержались". Пятеро депутатов не приняли участие в голосовании.

Тот факт, что парламент не смог принять никакого решения по столь важному вопросу, шокировал многих депутатов. Журналисты разъехались, но депутаты остались. Несколько часов спустя журналистов вновь пригласили в парламент. После долгого и бурного обсуждения депутаты отменили свое первое постановление и приняли новое, в котором обратились в Генеральную прокуратуру с просьбой предоставить дополнительные сведения по данному делу.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG