Accessibility links

Шок – это по-нашему!


Консолидированное мнение тех депутатов, кто голосовал за удовлетворение представления Генпрокуратуры, было таково: мы не предрешаем судьбу своего коллеги, не отдаем его на заклание, но хотим, чтобы истина восторжествовала

Консолидированное мнение тех депутатов, кто голосовал за удовлетворение представления Генпрокуратуры, было таково: мы не предрешаем судьбу своего коллеги, не отдаем его на заклание, но хотим, чтобы истина восторжествовала

Абхазия в очередной раз подставилась своим недоброжелателям в российском экспертном и журналистском сообществе. Имею в виду вчерашнее сенсационное сообщение о том, что абхазский парламент не дал согласия на лишение депутатской неприкосновенности своего коллеги Нодика Квициния. Тот, напомню, подозревается в причастности к страшному преступлению – убийству российского бизнесмена Сергея Клемантовича и его помощницы, тела которых были обнаружены недавно в заброшенном колодце в Очамчырском районе спустя год после их исчезновения. Сегодня я скачал из интернета несколько характерных кричащих заголовков новостной ленты российских СМИ: "Абхазский парламент "защитил" подозреваемого в убийстве россиян"; "Парламент Абхазии отказался лишить Нодика Квициния депутатской неприкосновенности"; "Организатор убийства двух россиян сохранил депутатскую неприкосновенность". Теперь жди развернутых статей на тему, что в Абхазии не сдают своих "криминалов"...


Сам факт того, что представление Генпрокуратуры не прошло в парламенте, сразу же вызывает ложное представление, что "против" лишения Квициния депутатской неприкосновенности проголосовало больше парламентариев, чем "за". На самом деле это не совсем так, вернее, совсем не так. Многие наблюдатели, зная расклад настроений среди депутатов, прогнозировали, что против снятия неприкосновенности выступят лишь единицы. Так оно и случилось. Но... не хватило двух голосов "за", чтобы набралось больше половины от общего числа парламентариев – 18-ти. "Против" проголосовало только двое, несколько человек, как водится, отсутствовали, причем одного видели в здании парламента, несколько воздержалось, а шестеро, по словам спикера в телеинтервью, не проголосовали "по техническим причинам" (кнопки для голосования у них что ли заели?)

Более того, это "позорище", как выразился один из абхазских журналистов в Facebook, шокировало не только многих в абхазском обществе, но и большинство самих парламентариев. Ведь консолидированное мнение тех, кто голосовал за удовлетворение представления Генпрокуратуры, было таково: мы не предрешаем судьбу своего коллеги, не отдаем его на заклание, но хотим, чтобы истина восторжествовала, чтобы правоохранительные органы могли проводить очные ставки и другие следственные действия. При этом не только правоохранители, но и многие депутаты убеждали Нодика Юрьевича самому сложить с себя депутатскую неприкосновенность, но он не отреагировал на эти просьбы. В итоге получилось то, что получилось, и после обеда депутаты вновь собрались, чтобы найти какой-то выход, порывались даже снять депутатскую неприкосновенность со всех парламентариев разом, но в итоге остановились на варианте: отменить утреннее постановление и вернуться к рассмотрению вопроса после того, как Генпрокуратура сможет предъявить дополнительные факты и доводы.

Все это так достало Героя Абхазии, известного депутата и блогера Аслана Кобахия, что он вчера вечером, как говорится, вскричал в Facebook: "Как я устал от этого парламента! Будь проклят тот день, когда решил баллотироваться!" После чего последовали отклики интернет-пользователей типа: "Держись, генерал..."

Аналогичный казус произошел, кстати, в абхазском парламенте несколько месяцев назад, когда в ходе тайного голосования отдельные депутаты так увлеклись "киданием черных шаров", что не избрали судьей столичного суда того, кто считался одной из самых безупречных кандидатур, – Валерия Зантария, а потом, вроде как опомнившись: "Что же мы наделали!" – собрались снова, чтобы повторить процедуру...

Абхазский парламент пятого созыва с самых первых своих шагов привлек внимание активной деятельностью, энергией ряда новобранцев депутатского корпуса. Но, к сожалению, работу его сопровождал и ряд скандалов. Распространившиеся, например, в начале этого лета слухи о взятке от одного бизнесмена, которую якобы не поделила группа депутатов (слухи не подтвержденные, но так и не опровергнутые)... И вот вчерашний эпизод, явно не украсивший историю абхазского парламентаризма.

Нет, я совершенно не берусь утверждать, причастен или непричастен Нодик Квициния к преступлению. Даже несмотря на прозвучавшие вчера в парламенте вопросы генпрокурора: "А что "делал" автомобиль Клемантовича у вас дома? А почему вы столько времени об этом не заявляли?" Обсуждается, кстати, сегодня по сарафанному радио и другая версия – что двойное убийство было организовано совсем другим человеком, а Квициния, мол, искусно подставили. Сегодня я разговаривал по телефону с женщиной, склоняющейся к этой версии, и спросил ее: "Ну, хорошо. Правоохранительные органы все равно, уверен, доберутся до Нодика, но он хоть выглядел бы мужиком, сам обратись к коллегам с просьбой снять с него депутатскую неприкосновенность". "А как бы ты сам повел себя, окажись на его месте? – неожиданно возразила она. – Утопающий хватается за соломинку". "Очень уместное сравнение, – сказал я. – Ведь это действительно была соломинка, которая никак не может спасти".


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG