Accessibility links

"Искать" и "найти" – две большие разницы


Среди тех, кто пытается искать правду в суде, есть и русские жители Грозного, когда-то, лет пятнадцать-двадцать назад, лишившиеся своего жилья

Среди тех, кто пытается искать правду в суде, есть и русские жители Грозного, когда-то, лет пятнадцать-двадцать назад, лишившиеся своего жилья

Из Чечни – только хорошие новости!

Новость – здесь любой человек может искать справедливость, в том числе и в суде. Другое дело, что "искать" и "найти" – две большие разницы. А "искать" можно очень долго.

Среди тех, кто пытается искать правду в суде, есть и русские жители Грозного, когда-то, лет пятнадцать-двадцать назад, лишившиеся своего жилья.

Как именно лишившиеся? Наверное, это сегодня проще понять не в Грозном, а в Москве, где идет охота на "понаехавших".

Оказывается, это они, понаехавшие, во всем виноваты. А мы, исконно-посконно-историческое население, правы и имеем право.

Появляются замечательные ученые, проповедующие древность и праведность одного народа и совсем противоположные качества других народов.


Большинство – пусть относительное – населения проникается этими идеями. С лозунгами восстановления "исторической справедливости" рвутся к власти политики. Вместе с гневными филиппиками против… чуть не сказал, "жуликов и воров" – нет-нет, тогда речь шла о "крохоборах!" Именно о "крохоборах!" …Ну так вот, это прекрасные лозунги на пути к власти.

А темпераментная молодежь с ножами уже терроризирует и режет "понаехавших". А полиция, в общем, склонна симпатизировать этой этнически правильной молодежи – "ребятам с нашего двора", – а не их жертвам… А конкретным бизнесменам, совмещающим бизнес с национально окрашенной политикой, это помогает управлять нежелательным меньшинством, работающим на стройках… Ну, или меньшинством, обладающим недвижимым имуществом.

Собственно, киргизы, таджики и прочие "нелегальные мигранты" в современной Москве отличаются от невайнахского населения в независимой Ичкерии, прежде всего, отсутствием недвижимости.

Тут на меня могут обидеться люди, которые ничего плохого не делали и не делают: не устраивают "белый вагон" в сегодняшней Москве, и не претендуют на чужие квартиры в Грозном. Да, друзья, мы ничего такого плохого не делали. Мы ничего не делали. Но мы и есть то самое молчащее большинство, которое позволяет меньшинству творить мерзости, ничего не опасаясь…

…А потом приходят ангелы Господни, и ты пытаешься перечислить им имена праведников, ради которых не надо разрушать этот город… Или совсем не ангелы. Но твой город все равно уже лежит в руинах…

Теперь-то город отстроен – да так, что молодые прокуроры не верят, что когда-то было иначе. И – согласитесь – это всегда хорошая новость!

И жители республики, вынужденно покинувшие ее в предыдущие годы, но не отказавшиеся от своего жилья, пытаются вернуть свою собственность или получить квартиры в домах, построенных заново. Как правило, не получается: их квартиры заняты новыми жильцами. Кто-то выправил себе подложный документ, кто-то дал взятку в администрации, – всякое бывает.

Но есть суд, куда можно обратиться за справедливостью!

31 октября в Заводском районном суде Грозного прошло очередное заседание по иску Людмилы Павловны Станишевской, которая с помощью правозащитного центра "Мемориал" пытается восстановить свои права на квартиру. Без особого, впрочем, успеха. Суды в таких случаях нередко становятся на сторону нынешних обитателей жилплощади – возможно, потому, что они связаны с сотрудниками администрации, заселившими новых жильцов, родством и общими интересами.

Станишевская когда-то жила в хорошем месте – в доме №5 на улице Розы Люксембург. С 1993 года эта квартира была у нее в собственности. А в 1999 году, с началом второй чеченской кампании, Станишевская, как тысячи и тысячи грозненцев, стала беженкой. Жила в Беларуси. Но правоустанавливающие документы на жилье в Чечне сохранила. Когда война утихла, пыталась через знакомых выяснить, что с квартирой. Выяснила: там живут какие-то люди. Очень уверенные в себе люди. Способные на вопрос: "а что вы здесь делаете?" – ответить угрозами.

С лета 2012 года дело Станишевской в суде ведет юрист "Мемориала". Нынешняя обитательница квартиры Табарка Кагирова якобы владеет ею по договору купли-продажи от ноября 2000 года. Договор этот ни в суд, ни в БТИ представлен не был. Не ходит в суд и сама Кагирова. За полгода заседания назначались много раз, но каждый раз ответчица либо не являлась, либо просила отложить разбирательство, поскольку "не может установить местонахождение важного свидетеля". Зато от ее имени пришли двое вооруженных мужчин, но не в суд, а к юристу "Мемориала", представляющему интересы Станишевской…

14 февраля 2013 года было наконец вынесено заочное решение: иск Людмилы Станишевской был полностью удовлетворен. Но в марте по заявлению Кагировой это решение было отменено – дело непонятно почему вел другой судья, а о дате заседания юриста "Мемориала" не известили. Не известили и о следующем, апрельском заседании, где судья оставил иск Станишевской без рассмотрения. Юрист это обжаловал...

Не будем утомлять слушателя деталями. Теперь уже Кагирова требовала признать недействительными документы Станишевской: точно ли они были оформлены в 1993-м году? 31 октября 2013 года суд назначает на этот счет уже вторую экспертизу… И конца-края этому не видно.

Однако скажите мне, что лучше – множественные ножевые ранения… нет, это про Москву и таджиков, а не про Грозный и русских! Что лучше – граната в окно или судебная волокита? Конечно, судебная волокита! Из Чечни – только хорошие новости!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG