Accessibility links

В ожидании фальстарта


Политическая активность югоосетинских партий не предполагает оборота идей, борьбы идеологий, поиска единомышленников: их деятельность чем-то напоминает сезонную работу один раз в четыре года

Политическая активность югоосетинских партий не предполагает оборота идей, борьбы идеологий, поиска единомышленников: их деятельность чем-то напоминает сезонную работу один раз в четыре года

В республике Южная Осетия за полгода до выборов в парламент все еще не ясно, какие политические партии готовы бороться за депутатские мандаты, какие избирательные блоки и вокруг каких идей или персон готовы объединяться. Местные элиты эту неопределенность объясняют опасностью совершить фальстарт.

Как это ни странно, несмотря на обилие политических партий, зарегистрированных в Южной Осетии, политическая жизнь в республике едва подает признаки жизни.

На сегодняшний день, пожалуй, только "Единая Осетия" демонстрирует, что она не пустышка: у нее есть мотивация, есть тыл, она осуществляет регулярную деятельность.

По мнению экс-депутата, югоосетинского политика Роланда Келехсаева, пока рано говорить, сможет ли эта партия стать главной политической силой на выборах в парламент, но то, что она преодолеет семипроцентный барьер, уже не вызывает сомнений:


"Бесспорно, эта партия пройдет в парламент. Анатолий Бибилов работает с населением, вокруг него собираются люди – это очевидно".

А что остальные партии? В республике есть убеждение, что активность партий в промежутке между выборами – это фальстарт, преждевременное нерациональное действие. Т.е. партия должна заявлять о себе приблизительно за месяц-полтора до выборов, говорит Роланд Келехсаев:

"Постоянно работают только партии, представленные в парламенте. Остальные ждут своего часа, ждут выборов. Приблизительно за месяц-полтора они активизируются, начинают искать себе избирателей, союзников и т.д."

Получается так: политическая активность местных партий не предполагает оборота идей, борьбы идеологий, поиска единомышленников. Их деятельность чем-то напоминает сезонную работу один раз в четыре года.

Сводится эта нехитрая работа к следующему: маленькие партии, не обладающие достаточной электоральной поддержкой (и что самое интересное – за все время палец об палец не ударившие для того, чтобы ее увеличить), начинают искать локомотив, к которому можно было пристегнуться со своими пятьюстами голосами поддержки. Локомотив в данном случае – это или административный ресурс, или некая ресурсная персона. Подобная стратегия могла сработать еще пару лет назад, считает югоосетинский журналист Алан Цховребов, теперь она устарела, потому что ситуация в республике изменилась.

Уже раздражает вакуум в том месте, где должны формулироваться планы на будущее, и одной лишь стройкой их уже не заполнить. Люди хотят раздвигать горизонты, обсуждать перспективы республики со своим политическим классом. Вместо того чтобы отозваться на этот запрос, политический класс живет по старинке – от выборов к выборам, говорит Алан Цховребов:

"Ситуация изменилась после ноября 2011 года, когда народ вышел на площадь и заявил о своих правах. Многих вдохновило, что можно воздействовать на решения власти. Теперь любая политическая партия, общественное движение или группа людей, которые стремятся во власть, хотят определять перспективы республики, должны быть доступны обществу постоянно, а не от выборов к выборам, должны говорить с теми людьми, на поддержку которых они рассчитывают".

В Цхинвале можно услышать, мол, у Анатолия Бибилова шаткие позиции, поэтому у него нет другого выхода, кроме как вести активную работу по привлечению новых сторонников. А у кого они не шаткие? Кто сегодня является явным лидером в борьбе за симпатии избирателя? И как, вообще, можно претендовать на лидерство, не пошевелив для этого пальцем?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG