Accessibility links

Держаться единства стиля – это правило, которому стоит следовать хотя бы из практических соображений, не говоря уже о гигиене и эстетическом вкусе. Если ты глава государства, то порнографические картинки на твоем рабочем столе, выставленные напоказ, выглядят как минимум неуместно.

В свое время Эдуард Кокойты именно из-за невыдержанности стиля стал посмешищем для российского обывателя. Некондиционные элементы, как то: склонность к ложному пафосу и морализаторству, характерная для представителей криминального мира, предельная, словно заимствованная из советских школьных учебников жесткость и наивность политических оценок, эмоциональность, свойственная представителям малограмотной и люмпенизированной части населения, когда они выясняют отношения между собой, – все это на фоне безудержного воровства превратило его в абсолютно комическую фигуру. Но это полбеды. Беда заключалась в том, что отношение к Кокойты, как к клоуну, неизбежно трансформировалось в подозрения относительно адекватности Южной Осетии в целом, что понятно. Если она его выбрала, значит, он – это отражение общей культуры южных осетин.


Опубликованный вчера на сайте президента и правительства Южной Осетии критический текст о радио "Эхо Кавказа" заставляет предположить, что Леонид Тибилов может повторить печальный опыт предшественника. Стилистика президентского пространства такова, что в нем по умолчанию (или по протоколу) доминируют корректность, жесткий, но уважительный тон даже по отношению к политическим недругам, логика, современный политический язык, дистанция от сиюминутного и беспристрастность. Сдавать его в аренду гопникам из советской заводской многотиражки – непрактично. Это может нанести непоправимый урон репутации.

Два слова о демагогии, передергиваниях и нелепице в упомянутом тексте. Когда автор пишет о том, что в одной из публикаций был оскорблен министр строительства Дзагоев, он забывает упомянуть, что, изложив версию критиков министра, подкрепленную документами, на следующий день наш корреспондент дала Дзагоеву возможность опровергнуть обвинения. Именно так выглядит журналистика! Другого нашего корреспондента Мурата Гукемухова упрекнули в том, что он, дескать, не часто бывает в республике. Специалисты по античности не могут попасть в Карфаген, древние Грецию или Рим, но это вовсе не означает, что их исследования должны из-за этого страдать неполнотой или поверхностностью. Парламент, президент, МИД, говорится в тексте, не уполномочивали корреспондентов "Эха Кавказа" что-то там подвергать сомнению. Вы и впрямь, уважаемый автор, считаете, что журналиста должны "уполномочивать", а в противном случае он не имеет права писать? Из какого дремучего прошлого вы по недоразумению извлекли эти утратившие всякую актуальность правила? Я понимаю, что и сегодня в Южной Осетии есть люди, пытающиеся возродить тотальный контроль за словом, но это нерешаемая задача – время идет вперед.

Еще одна дурацкая ложь – дескать, "Эхо Кавказа" подвергает сомнению дружеские отношения между Россией и Южной Осетией. Нет, известно, что здесь все в порядке. Но то, что Кремль испытывает серьезные сомнения в дееспособности нынешней команды, – непреложный факт, о котором много пишут и говорят российские журналисты. Скажите им, что они тоже не уполномочены.

Ну и, наконец, стилистические обороты, такие как "припавшие к бюджету США", "реваншистские намерения геополитического противника", со всей наглядностью демонстрируют, что автор так и не отучился читать ежедневно перед сном советские брошюры для сельского политинформатора времен холодной войны.

Текст обрывается на шедевральной ноте. Намерения врага "тщетны и презираемы". Если визуализировать образ презрения, то получится примерно следующее: президент и правительство, выстроившись полукругом, долго и презрительно вглядываются в сторону, где, по их мнению, могут находиться или работать наши корреспонденты. Ну не царское какое-то дело!

Я представляю себе, откуда растут ноги. Всем известно, что глава администрации Тибилова Борис Чочиев возродил в Южной Осетии институт жесточайшей цензуры, именно от его имени меня и Мурата Гукемухова сотрудники КГБ попросили недавно покинуть территорию республики буквально на следующий день после нашего приезда. Его советником по СМИ является человек, профессиональный уровень которого не позволяет ему работать в этой области нигде больше, кроме как на территории, на которой требуются не специалисты, а держиморды с хватательными и непущательными рефлексами.

Я надеюсь, что доступ к сайту пресс-службы эти люди получили случайно или же, убедив Тибилова, что необходимо дать скорейший окорот распоясавшимся журналистам. На деле получилось очень по-кокойтовски – нелепо, лживо, безграмотно и вопиюще примитивно. Не стоит так разбрасываться репутацией, Леонид Харитонович! Ну ее к Богу – эту порнографию!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG