Accessibility links

Армаз Ахвледиани: "Реванш и политическая конъюнктура абсолютно неуместны"


Армаз Ахвледиани – исполнительный секретарь коалиции "Грузинская мечта", доктор политических наук, учредитель и директор Тбилисской политической школы

Армаз Ахвледиани – исполнительный секретарь коалиции "Грузинская мечта", доктор политических наук, учредитель и директор Тбилисской политической школы

ПРАГА---Сегодня в рубрике "Гость недели" Армаз Ахвледиани – исполнительный секретарь коалиции "Грузинская мечта", доктор политических наук, учредитель и директор Тбилисской политической школы.

Андрей Бабицкий: Я хочу сообщить нашим слушателям, что мы с Армазом знакомы уже много лет, он приглашал меня участвовать в работе его школы, и, пользуясь случаем, я хочу выразить свое безмерное уважение и к самому Армазу, и к тому, что он делает. Меня всегда восхищала в работе его школы удивительная дисциплина, а самое главное то, что он собирал представителей самых разных политических лагерей, людей с самыми разными взглядами, что в эпоху Михаила Саакашвили было как-то не очень комфортно для людей, которые это делали. Армаз, у меня к вам вопрос персонального свойства. Мы с вами никогда вплотную не обсуждали политическую ситуацию в Грузии, но мне по каким-то репликам казалось, что вы являетесь, хотя и не таким пылким сторонником Михаила Саакашвили, но по крайней мере одобрительно относитесь к его деятельности, реформам, и поэтому мне было удивительно прочесть новость о том, что вы стали одним из членов руководства "Грузинской мечты". Я что-то напутал, или у вас действительно поменялись взгляды?


Армаз Ахвледиани: Я благодарю вас за оценку, комплимент. Что касается моего отношения к правлению Саакашвили, то могу сказать, что с первых дней его правления – это 2003-й год – я был критиком этого политического процесса. Более того, еще в конце 90-х, когда Михаил Саакашвили руководил фракцией и большинством в парламенте Грузии, депутатом которого я являлся, уже тогда наши политические дороги разошлись, и с тех пор мы не пересекались. Так что я всегда терпеливо и с надеждой ждал, когда в Грузии наконец-то поменяется власть и наступит время демократических перемен. Слава Богу, это произошло 1 октября прошлого года.

Андрей Бабицкий: Армаз, что входит в ваши обязанности как исполнительного секретаря "Грузинской мечты"? Я не очень хорошо разбираюсь в партийных регалиях и думаю, что наши слушатели и читатели тоже не все знают об этом.

Армаз Ахвледиани: Структура сегодняшней правящей партии предусматривает то, что партией руководит политический совет, а исполнительный секретарь и секретариат всего лишь исполняют решения политсовета. Если сказать более откровенно, я с первых же дней, как начал эту работу, представлял и представляю, что в обязанности этой новой команды входит построение новой европейского типа современной демократической партии.

Андрей Бабицкий: То есть вы – исполнительная власть внутри партии. Армаз, прошло уже достаточно много времени с того момента, как "Грузинская мечта" пришла к власти, и мне кажется, что в обществе нарастает недовольство и непонимание – люди считают, что далеко не все обещания исполнены, несмотря на то, что Бидзина Иванишвили уверен в обратном. Я скажу, какие моменты вызывают раздражение у граждан Грузии. Мне кажется, во-первых, очень многие недовольны тем, что не выполнено обещание восстановить справедливость, потому что тысячи и тысячи людей, которые будучи задействованы в органах прокуратуры, судах, МВД, фальсифицировали дела, издевались, отнимали имущество – этих дел не видно и не слышно, они не передаются в суды. Бидзина Иванишвили сказал, что ему выкручивали руки, заставляя соблюдать этот режим коабитации. Вы полагаете, что ожиданиям людей не суждено сбыться?

Армаз Ахвледиани: Во-первых, я считаю, что прошло все-таки мало времени. Год – это небольшой период времени после 1 октября, и за этот год "Грузинская мечта" смогла выполнить главные обещания – это как раз связано с процессом восстановления справедливости и началом реального демократического процесса в нашей стране. Ведь никто до 1 октября не мог себе представить, что можно было бы провести такие демократические выборы, какие у нас прошли 27 октября нынешнего года, во-первых. Во-вторых, никто в Грузии сегодня не скажет, что кого-то наказывают из-за политических взглядов, ущемляются чьи-то права. То, что ушел в прошлое страх, я думаю, что это одно и самых главных достижений сегодняшней власти. Разумеется, за один год невозможно было все выполнить, в том числе и то, о чем говорили вы. Мы все понимаем, что в разных структурах власти, в том числе прокуратуре и других органах, немало тех, кто в прошлом сам нарушал права наших граждан. Сегодня, разумеется, с этим нужно разбираться, но опять-таки не политическими методами, а правовыми. У нас была амбиция, претензия, чтобы завершить процесс, при котором политика доминировала над правом. Наша амбиция заключается в том, чтобы впредь этого не было, и этот год ясно всем показал, что это не только слова, а слова, которые уже перешли в конкретные позитивные действия.

Андрей Бабицкий: Нет сомнений в том, что общественная атмосфера стала намного здоровее. Действительно, страх ушел – это очевидно. Я буквально месяц назад был в Грузии и наблюдал это собственными глазами. Но кто мешает руководству "Грузинской мечты" объяснить людям (понятно, что еще не сформированы до конца силовые структуры, нет достаточных ресурсов для того, чтобы эти дела довести до ума, дорасследовать), что на самом деле процесс идет и их ожидания не напрасны, что рано или поздно справедливость будет восстановлена, что тысячи покалеченных судеб не уйдут в небытие.

Армаз Ахвледиани: Разумеется, этот процесс идет, и многие видят, какими темпами. Мы считаем, что этот процесс будет продолжен впредь, но опять-таки самое главное, чтобы решение, кого наказывать, а кого нет, принимали не политики, а чтобы это было предметом закона, права. Мы все понимаем, что до сих пор в разных инстанциях грузинской судебной системы работают те судьи, которые в прошлом, возможно, сами нарушали закон. Как к этому процессу подходить, что делать? То, что сделал в свое время Саакашвили, который, придя к власти, уволил многих судей, и, к сожалению, допустил очень грубые ошибки в этом процессе? Мы пошли все же другим путем и считаем, что это долгий процесс, требующий, с одной стороны, терпения, но, что самое главное, требующий понимания, осознания того, что мы строим правовое государство. Реванш и политическая конъюнктура тут абсолютно неуместны.

Андрей Бабицкий: Армаз, давайте пару слов скажем о будущем. Очень многие предрекают развал коалиции в связи с уходом Бидзины Иванишвили, потому что он был связующим звеном, скрепой, которая объединяла очень разномастные силы, вошедшие в состав "Грузинской мечты". Вы полагаете, это возможно?

Армаз Ахвледиани: Я полагаю, что, разумеется, коалиции в таком составе уже не будет. Как скоро? Сейчас об этом говорить, наверное, рано. Я думаю, что как минимум до местных выборов следующего года коалиция сохранится, возможно, даже и до следующих парламентских выборов. Коалиция в этом заинтересована. Заинтересованы все члены коалиции, как мне кажется. А что будет потом – покажет время. Это абсолютно нормальный процесс, когда создаются коалиции для решения конкретных политических, государственных задач, затем они принимают другую форму, люди расходятся, партии тоже – это нормально, и ничего странного я в этом не вижу.

Андрей Бабицкий: Приходится также сталкиваться с такими прогнозами, что "Национальное движение" сумеет одержать серьезную победу на выборах в органы местного самоуправления. Каково ваше мнение по этому поводу?

Армаз Ахвледиани: Мне кажется, что "Национальное движение", разумеется, сможет получить определенные места во время выборов в следующем году, но говорить о какой-то победе?.. Я думаю, что это неправильная оценка и неправильный прогноз хотя бы потому, что "Национальное движение" и его лидер до сих пор не могут реально оценить то, из-за чего они проиграли выборы 1 октября прошлого года. Как видно, они не готовы к тому, чтобы дать реальную, объективную оценку тем преступлениям, которые были совершены в течение последних лет. Пока этого не произойдет, мне кажется, что наши сограждане все же не позволят, чтобы эта партия когда-нибудь опять вернулась во власть. Это произойдет, может быть, когда-нибудь только в том случае, если "Национальное движение" критически сможет оценить проделанный путь и сказать во всеуслышание о том, что явилось причиной их поражения 1 октября прошлого года. "Национальное движение" получило очень низкий процент во время президентских выборов 27 октября. Нужно делать правильные выводы. К сожалению, это не сделано.

Андрей Бабицкий: Я не могу не задать вопрос о судьбе вашей, широко известной в Грузии политической школы.

Армаз Ахвледиани: Политическая школа активно продолжает свою работу, и даже более активно, потому что сегодня, как и раньше, в Грузии мало площадок, где можно собирать людей, представляющих разные политические направления, институты, имеющих разное мировоззрение, дающих возможность всем корректно и объективно оценивать ситуацию в стране, демократические процессы, сложности, обсуждать и делать прогноз на будущее, чтобы учиться политической и гражданской культуре. Так что школа в этом плане, как мне кажется, остается уникальной организацией сегодняшней Грузии, и ей, кстати, в следующем году исполняется 15 лет.
XS
SM
MD
LG