Accessibility links

В начале ноября активизировался нагорно-карабахский мирный процесс. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ посетили Баку и Ереван. По итогам их поездки зафиксирован определенный результат. Президенты Азербайджана и Армении выразили готовность к встрече. Не исключено, что она состоится уже в скором времени. Чем объясняется это миротворческое оживление? Можно ли ожидать каких-то подвижек от очередного всплеска дипломатической активности?

На ноябрьский визит сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова, Джеймса Уорлика и Жака Фора следует обратить пристальное внимание. Этот дипломатический вояж в очередной раз подтвердил хорошо известную истину. Пока в Армении и в Азербайджане идут выборы (особенно президентские), дипломатические музы молчат. В двух кавказских республиках застарелый конфликт является важным инструментом для политической мобилизации. Не только для властей, но и для оппозиционеров. И в этом контексте недавняя инициатива оппозиционной фракции "Наследие" в парламенте Армении о признании независимости Нагорно-Карабахской республики (НКР) выглядит совсем не случайной. И сторонники действующих властей, и их противники ведут жесткую борьбу на "патриотическом поле", привлекая общественное мнение конфликтующих обществ себе на пользу. Но не на пользу урегулированию этнополитического противоборства. В этой связи становится понятно, почему попытка организовать встречу Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева в июне нынешнего года в австрийском Зальцбурге провалилась. К этому времени президент Армении уже прошел свою выборную страду. Но его азербайджанский визави был в преддверии своей избирательной гонки, которая не позволяла "расслабиться" и предаваться рассуждениям о поисках выхода из конфликтного тупика.


К ноябрю 2013 года выборные баталии остались позади. Лидерам двух государств не нужно доказывать своим избирателям, что их "патриотизм" лучше качеством, чем любовь к Родине со стороны оппозиции. На ближайшие годы вопрос о власти решен. Или кажется решенным. Отсюда и большая податливость президентов Армении и Азербайджана, а также их готовность внимать советам дипломатов-посредников. В силу своего статуса и профессиональных обязанностей проводники мирного процесса, как это бывало прежде, выдают новые порции оптимистических прогнозов. По словам высокопоставленного представителя Госдепа США Виктории Нуланд, Ильхам Алиев и Серж Саргсян готовы к ведению всеобъемлющих переговоров. Но можно ли говорить о том, что в позициях сторон произошли серьезные перемены?

Последние действия лидеров Армении и Азербайджана скорее говорят об ином. Да, официальный Ереван отмежевался от инициативы фракции "Наследие", заявив о том, что признание НКР несвоевременно. Однако в то же самое время президент Армении посетил с рабочим визитом непризнанную республику, продемонстрировав тем самым, что для него военно-политическая поддержка де-факто важнее, чем декларативные признания карабахской независимости. Сигнал более чем однозначный: мы готовимся к переговорам, но порох держим сухим. Свидетельством тому – посещение воинских частей на территории НКР.

Что же касается Ильхама Алиева, то свой первый зарубежный визит после переизбрания он нанес в Турцию. Недавно глава МИД Турецкой Республики Ахмет Давутоглу снова подчеркнул, что продвижение нормализации отношений с Ереваном возможно лишь при серьезных уступках Армении по Нагорному Карабаху. И посещение Турции должно было не только продемонстрировать неизменную приверженность Баку стратегической кооперации с Анкарой, но и усилить впечатление от того, что "тюркский союзник" поддержит азербайджанские устремления по восстановлению "территориальной целостности". Таким образом, и в этом случае речь идет не столько о готовности к компромиссам, сколько о стремлении вести переговоры с более жестких позиций. В том числе и имея за спиной поддержку влиятельного соседа.

В этой связи рассчитывать на то, что новая встреча президентов даст какие-то действенные результаты, не приходится. Мотивация и у лидеров двух стран, и у конфликтующих обществ, увы, невелика. Но сопредседатели Минской группы могли бы более действенно работать по формированию механизмов недопущения вооруженных инцидентов. Про это дипломаты-посредники говорили еще нынешним летом. И тогда их заявление даже отличала несвойственная им жесткость относительно возможной "разморозки" конфликта. Однако за это время больших достижений на этом направлении не достигнуто. Но без определенного фундамента в виде минимизации случаев нарушения режима прекращения огня надеяться на дипломатический прорыв, тем более всеобъемлющий, невозможно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG