Accessibility links

О журналистике и не


Наиболее продажным контингентом являются именно "паркетники": одно дело, когда ты торгуешь плодами своего ума, даже подстраиваясь под работодателя, и совсем другое – закладывать коллег ради благополучия

Наиболее продажным контингентом являются именно "паркетники": одно дело, когда ты торгуешь плодами своего ума, даже подстраиваясь под работодателя, и совсем другое – закладывать коллег ради благополучия

Как-то в предвыборный период я делала материал, в общем-то далекий от политики. Однако мне пришлось общаться с людьми, которые политикой занимались. Встретились мы точно не помню где – кажется, на открытии какого-то памятника. Помню только, что элита возлагала венки к подножию. Перед началом мероприятия я подошла к одному из участников, извинилась и, надев обязательную улыбку, сказала что-то вроде: " Я журналист, и досаждать вам – моя работа, мой хлеб". Неожиданно мой собеседник, один из кандидатов в президенты, ответил так, что все вокруг почувствовали себя неловко. Он сказал: "Приходи к нам, и мы тебя накормим". Я поняла, что он имел в виду.

Наши журналисты точно знали: за работу на кандидата отлично платят, а если повезет, и он выиграет выборы, то можно вообще больше не думать о хлебе насущном – в течение пяти лет его президентского срока ты будешь накормлен и напоен. И даже если кандидат, впрочем, как и его программа, тебе глубоко безразличны, статус "лица, приближенного к телу" по цхинвалским меркам – это то, чем не принято пренебрегать.


Помню, как мои уважаемые коллеги обнюхивали воздух вокруг кандидатов, стараясь угадать, на кого сделать ставку. Если они приходили к выводу, что поставили не на того, оставить прежнего фаворита и найти нового – было дело пяти минут. При этом менее проворные коллеги становились объектом издевательских насмешек. Удивительно, что этот типаж журналиста абсолютно безболезненно перекочевал из свиты прошлого президента в окружение нынешнего. Недавно моему знакомому предлагали за деньги поработать на одно политическое движение. Когда он отказался, его сочли идиотом: дескать, все продается и покупается. Как ни странно, такая точка зрения имеет право на существование. Когда я читаю очередной "шедевр" про то, как я "припала к бюджету США" или "эти паразиты продают родину за доллары", я легко улавливаю логику пишущих – они знают, что их слово можно купить и продать, значение имеет только цена.

Пишущее сообщество республики можно разделить на несколько категорий. Есть профессиональные журналисты, которые вкалывают, невзирая на политические перемены. Есть каста "паркетных" журналистов, качество работы которых зависит от правительственного этажа, на котором цокают их каблучки или шуршат вычищенные до блеска туфли. Есть люди случайные и необязательные для профессии. Они пишут о том, как проходили открытие офиса "Мегафона" или церемония награждения школьников, и не парятся.

Но все же наиболее продажным контингентом являются именно "паркетники". И понятно почему. Одно дело, когда ты торгуешь плодами своего ума, даже подстраиваясь под работодателя, и совсем другое – закладывать коллег ради благополучия. Ради того, чтобы бессмысленно, но красиво выйти из здания правительства, ты публикуешь откровенную ложь о людях, с которыми еще совсем недавно работала. И ты прекрасно знаешь, что все написанное – это вранье. Но голос совести давно уже тебя не тревожит. Главное – чтобы завтра на работе вновь увидеть эти родные и красивые лица.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG