Accessibility links

Замкнутый круг власти


Собрание сторонников оппозиционера Альберта Джуссоева во Владикавказе 5 ноября 2011 года с участием нынешнего президента Южной Осетии Леонида Тибилова

Собрание сторонников оппозиционера Альберта Джуссоева во Владикавказе 5 ноября 2011 года с участием нынешнего президента Южной Осетии Леонида Тибилова

В период президентства Эдуарда Кокойты югоосетинская оппозиция предпочитала бороться с режимом или из Владикавказа, или из Москвы. С приходом к власти Леонида Тибилова ситуация изменилась. Бывшие оппоненты Кокойты беспрепятственно приезжают в республику, не опасаясь преследований. Но испытывает ли нынешняя власть интерес к бывшим югоосетинским оппозиционерам?

Североосетинский общественный деятель, сторонник Альберта Джуссоева, не пожелавший назвать своего имени, считает, что нынешнее руководство не может оценить потенциал тех политических сил, которые считают необходимым реформировать систему власти:

"Там какой-то замкнутый круг, во власти остались прежние люди, препятствующие свежим, новым идеям, они отбивают охоту приезжать..."

Югоосетинский блогер Алан Парастаев, которого прежние власти, мягко говоря, не слишком любили, Цхинвал не покидал и в прежние времена, тем более не собирается и сейчас:


"Дзамболат Тедеев – единственный из той оппозиции, кто не боялся приезжать, он не прятался. Я сам находился в Цхинвале. Не могу сказать, что мне было легко. Есть ребята, находившиеся в оппозиции к предыдущей власти, но они не покидали Южную Осетию, хотя их высказывания были не менее жесткими, например, Алан Гассиев".

По большом счету, считает Парастаев, система осталась прежней: оппозиционеров не преследуют, как раньше, их просто игнорируют. Когда я попыталась возразить, приведя в пример председателя партии "Фыдыбаста" Вячеслава Гобозова, который стал чиновником, Алан Парастаев оборвал меня на полуслове:

"Никогда Гобозову ничего не угрожало, и он никогда не был оппозиционером. Он мог быть в Москве с Джуссоевым, а потом с таким же успехом быть своим в окружении Кокойты..."

Экс-генпрокурор Ахсар Кочиев сейчас больше времени проводит в Цхинвале, нежели во Владикавказе:

"Оппозиция при Кокойты находились в политической эмиграции, а тех представителей так называемой оппозиции, которые находились в Цхинвале при Кокойты, мы оппозицией не считаем. Что касается тех, кто вернулся после смены режима, то они не нашли себя. Они не востребованы. Ничего не изменилось в лучшую сторону. Посмотрите, как низко поступили с Анатолием Баранкевичем. Я с Аллой Джиоевой не имею больше никаких контактов, потому что она должна была в знак протеста после увольнения Баранкевича подать в отставку".

По словам Ахсара Кочиева, как и прежнее руководство, команда Тибилова демонстративно не признает Дзамболата Тедеева, Альберта Джуссоева и других авторитетных уроженцев республики. Не согласен мой собеседник и с утверждением, что в республике стало лучше со свободой слова:

"Кто из югоосетинских журналистов поставил вопросы, почему не выполняются предвыборные обещания президента Тибилова? Разве сформированы новые ЦИК или Конституционный суд? А почему не приведен в исполнение указ о проведении в августе 2012 года выборов в органы местного самоуправления?.."

Политик Роланд Келехсаев тоже вернулся из Владикавказа в родной Цхинвал:

"Никаких угроз мне не поступает. Сегодня человек себя чувствует более защищенным, чем при прежней власти. Человек уже не боится за свои высказывания. Власти реагируют на критику, учитывают мнение общественности при принятии решений".

На мой вопрос, может ли он сегодня заниматься в Южной Осетии политикой, Келехсаев ответил уклончиво:

"Я жду завершения судебного процесса по Народной партии, после чего начну активную политическую деятельность".

По мнению экспертов, команда Тибилова законсервировала исполнение той части предвыборных обещаний, которые были сделаны представителями оппозиции. Мнение экс-оппозиционеров мало интересует нынешнее руководство.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG