Accessibility links

Виталий Габния: "В этом вопросе никто кокетничать не будет"


 Председатель абхазской ветеранской организации "Аруаа" Виталий Габния

Председатель абхазской ветеранской организации "Аруаа" Виталий Габния

ПРАГА---Сегодня в рубрике "Гость недели" председатель абхазской ветеранской организации "Аруаа" Виталий Габния.

Дэмис Поландов: На этой неделе прошел внеочередной съезд ветеранской организации "Аруаа", председателем которой вы являетесь. Мы сегодня хотели с вами поговорить о текущем политическом моменте, сложившемся в Абхазии. Как вы считаете, какие последствия будут у вчерашнего съезда, насколько серьезно власть восприняла ваши претензии и пойдет ли она на какие-то действия, чтобы снять имеющиеся на сегодняшний день противоречия?

Виталий Габния: Когда мне представилась возможность возглавить эту организацию, которая последние полтора года была в упадке, я задался целью увести общественную ветеранскую организацию от прямой политики. Конечно, в Абхазии быть совершенно вне политики тоже невозможно. В итоге, мы это провозгласили. Но сделали исключение для вопросов общенационального характера, которые мы будем держать на контроле. Далее у нас с президентом, прямо либо опосредовано, выработался некий диалог, который я бы даже назвал конструктивным. Разные силы есть как внутри нашей организации, так и у наших условных оппонентов, которые периодически идут на обострение. Мы держим себя в качестве умеренных.


Когда вопрос коснулся поправки закона "О гражданстве", после всех имевших место нареканий, после выявления парламентской комиссией явных грубейших нарушений, мы в течение полутора недель работали с парламентом, непосредственно с юристами, прописывая новый закон, который согласовывали с президентом. Мы понимали, что значительная часть проблем в этом вопросе досталась президенту в наследство. Со своей стороны, мы говорили, что не будем требовать отставки силовиков, которые вышли за рамки своих полномочий. И дадим возможность сохранить президенту в данной ситуации свое лицо, если он, со своей стороны, даст ход этому закону в парламенте, поскольку наш парламент не в полной мере самостоятельный – как президент скажет, так значительная часть и голосует.

Дэмис Поландов: Виталий, вы сказали по поводу парламента – ведь он единогласно принял это постановление о проверке паспортизации.

Виталий Габния: Это следствие того, что мы пришли к компромиссу с президентом. Мы сказали, что не дадим дестабилизировать ситуацию. Президент дал знать, что он не пойдет против своего народа, раз народ этого не хочет – вопросов нет. При людях, чья репутация здесь совершенно очевидная, он сказал о том, что мы достигли соглашения. В силу этого закон прошел в парламенте при полном одобрении, потому что спустился Дмитрий Шамба, возглавляющий юридический отдел при администрации президента, и сказал: "Прошу проголосовать в первом чтении", а это означает, что президент дает добро. Поэтому проголосовал даже тот гальский депутат, который все время высказывался против, потому что установка шла от президента. Внутренняя кухня нашей небольшой Абхазии очень сложна и противоречива, много всяких течений. С усилиями, но мы выполнили свою часть обязательств.

Нас очень удивило и покоробило то, что при очередном отчете прокуратуры оказалось, что идет полнейшее саботирование договоренностей. Вторым шагом было увольнение Станислава Лакоба – явно в связи с противоречиями в данном вопросе. И стало очевидным, что президент нас объегорил, что его слово мало значит. В абхазском обществе, помимо существующих законов, еще много правил на таком джентльменском уровне. Нас удивило, что так просто нас проигнорировали, на уровне "что это за необъединенная оппозиция, а где лидер, что они могут против меня?". Но вопрос паспортизации здесь никто не пропустит, ни при каких обстоятельствах, это ему нужно принять как данность, и мы это сказали. При этом созвали высший совет и обозначили день для проведения внеочередного съезда, который у нас проходил впервые, где далее мы уже не кокетничали. Это происходит в Абхазии очень редко, многие говорят не впрямую, а иносказательно, потому что если это касается одного человека, затем это касается фамилии, рода. Но в этом вопросе никто кокетничать не будет. Это не могло власть не отрезвить, то, что нас приняли серьезно, у меня совершенно нет сомнений.

Дэмис Поландов: Виталий, вы сказали о том, что "Аруаа" дистанцируется от политики, но политические партии активно вовлечены в нее, и понятно, что оппозиция будет использовать текущий кризис в своих целях. Не кажется ли вам, что в этом процессе идет какая-то демонизация власти, потому что периодически звучат такие реплики со стороны оппозиции, которые представляют Александра Анкваба в такой форме, что это противостояние только усугубляется?

Виталий Габния: На самом деле наше общество серьезно расколото и уже давно. Причем те грани, из-за которых оно было расколото, уже стерлись, а некое противостояние осталось, потому что политическую культуру тоже нужно нарабатывать. Далее, если говорить о том, куда и как тянет оппозиция, я считаю, что власть себя во многом дискредитировала. Во-первых, помимо происходящего сегодня процесса по паспортизации, они как в политбюро: принимают решение в узкой части, вернее, одним человеком, а затем выносят на пленум как данность. Сегодня другие времена. Я уже не говорю о том, что исторически для абхазов это было неприемлемо: князья спускались в каждый крестьянский дом, чтобы уважить их, объяснить, и даже если бы это было благое начинание, но князь не повел бы себя таким образом и не уважил, то и оно не могло бы иметь хода. Что же говорить о том, что сейчас творит действующий президент. Но я считаю, что дискредитирована не только власть, но и оппозиция, поскольку то разделение, о котором вы говорите, исходит не от нулевого фактора, т.е. есть одна сторона и другая – на каждой некая негативная нагрузка. Поэтому нами было внесено предложение, что мы инициируем общенациональное сообщество, в которое должны войти все. Оно должно быть надличностным, надпартийным. Мы обговорили назначить его на 26-27 ноября.

Дэмис Поландов: Вы имеете в виду проведение общенационального схода?

Виталий Габния: Да, мы с этим уже выходим в свет. Речь идет о том, что туда войдут и имеющие в Абхазии определенный вес личности, и целые институты, политические партии, общественные организации – все на равных правах, без доминанты с чьей-либо стороны. Мы в первую очередь ставим вопрос о реформе системы власти и вырабатываем ее для того, чтобы не ждать следующего президента, который придет и примет ее. Мы будет это проводить через парламент, уже ныне. Если даже не удастся провести через парламент этого созыва, мы этот вопрос будет ставить на следующих выборах, либо на референдуме. То есть мы не намерены возлагать на следующего президента надежды и ожидания, как это было в 2004-м году. И в данной ситуации мы уходим и от противовеса в лице оппозиции, поскольку там будут представлены все, и мы будем исходить из профессионализма. В рядах власти тоже есть профессионалы. Другое дело, что в той республике, в которой мы сегодня по Конституции находимся, по сути монархии, помноженной на какую-то непонятную либеральную вседозволенность, ни у кого нет никакого права маневра, люди зажаты той системой, в которой находятся, и не могут раскрыться. У Абхазии очень небольшой ресурс, чтобы делить людей на своих и чужих. Наш этнос плюс другие национальности – мы можем выставить одну хорошую, здоровую команду. Других ресурсов у нас просто нет.

Дэмис Поландов: Виталий, вы сказали об этносе и о других национальностях. Национальный вопрос в этом противостоянии также используется властями – Станислава Лакоба обвиняли в шовинизме и, в принципе, подтекстом критики со стороны представителей власти идет уличение оппозиции именно в нагнетании национализма. Видите ли вы такую угрозу и тенденции?

Виталий Габния: В известных целях пытаются, так же как на Станислава Лакоба, навешать ярлыки на Владислава Ардзинба. Это дурной тон. У каждого народа есть свои идеалы, и они должны быть. Это люди, которые пришли в нужное время в нужное место, создали, перевернули, направили. Понятно, что они не небожители, что они из плоти и крови, совершавшие какие-то ошибки, но когда ради достижения сиюминутных целей начинают топить свои идеалы, – это даже не дурной тон, а отсутствие понимания вообще. Такие вещи непозволительны ни для кого. Касательно этнического вопроса по мегрелам (грузинам), суть заключается в том, что для выработки своего понимания я провел в этом районе немало времени. В двух словах, разговор приблизительно таков: для них Грузия – историческая родина, она для них привлекательна, но в то же время они живут в Гале на протяжении многих веков, так же как и абхазы. Они говорят о совершенно простых вещах – виде на жительство, социальных правах, имущественных, наведении порядка. Право голоса на референдуме им не очень-то интересно, поскольку они выступают инструментами для кого-то. И это только осложняет им жизнь.
XS
SM
MD
LG