Accessibility links

Где ты, племя младое, незнакомое?


Ох уж это свободное от "родимых пятен проклятого прошлого" новое поколение политиков, с которым мы привыкли связывать самые светлые надежды на будущее, в которое так хочется верить!

Ох уж это свободное от "родимых пятен проклятого прошлого" новое поколение политиков, с которым мы привыкли связывать самые светлые надежды на будущее, в которое так хочется верить!

Мысль о необходимости появления в абхазской политике новых, не примелькавшихся лиц приходит в голову многим. На днях внимание общественности привлек пост в Facebook Ибрагима Чкадуа. Он, человек оппозиционных взглядов и одновременно всегда выражающий собственную, независимую точку зрения, рассуждает: "Нынешняя власть близка к коллапсу, но если честно, контур тех, кто может прийти на смену, тоже весьма смутен и неоднозначен. Выход только в приходе нового поколения политиков и серьезных реформ во всех сферах".

Ох уж это свободное от "родимых пятен проклятого прошлого" новое поколение политиков, с которым мы привыкли связывать самые светлые надежды на будущее, в которое так хочется верить! К счастью, абхазской Конституцией установлен предельный возраст для кандидата в президенты – 65 лет, и это в значительной мере снижает предпосылки для превращения высшего руководства страны в "ансамбль долгожителей "Нартаа", как съязвил в середине восьмидесятых поэт Геннадий Аламиа, глядя на напечатанный в газете "Правда" после очередного съезда КПСС "иконостас" из портретов членов Политбюро.


Коль уж речь зашла о советских временах, то "на местах" что-что, а система подготовки и воспитания руководящих кадров была отлажена. Выпускники вузов, чувствующие в себе лидерские качества и мечтающие о карьере руководителя, четко знали, на какую работу идти – на комсомольскую. Это не значит, конечно, что все комсомольские работники при переходе в следующую возрастную категорию попадали на работу в партийные или советские органы; по-всякому бывало, но по большей части – именно так. При этом "старшие товарищи" внимательно просматривались к своей будущей смене, "растили" ее. Создавались даже "резервы кадров", т.е. списки, кто кого на руководящих должностях сменит.

Сегодня никакой подобной системы нет, но многие задумываются о том, как все же наладить "селекцию". Лидер ОД "Ахьаца" Ахра Бжания выступил в этом году с идеей создания т.н. теневого кабинета министров. А Ибрагим Чкадуа в упомянутом посте рассуждает о том, что выявлению новых умов будет способствовать проведение в прямом эфире Абхазского телевидения дискуссий. Не буду спорить, добавлю только, что сегодня немало и иных возможностей обратить на себя внимание большой аудитории, прежде всего, общение в социальных сетях.

Именно благодаря этому весьма популярной фигурой в абхазском обществе стал молодой сухумец Тенгиз Агрба, который известен еще и тем, что вместе с товарищем сумел собрать крупную сумму денег для репатриантов из Сирии. Примечательно, что в апсныпрессовском материале о состоявшемся на днях съезде ветеранской организации "Аруаа" он был представлен среди прочих ораторов как блогер. Кстати, Тенгиз в своем выступлении на съезде остановился на тех людях, которые в будущем, по его мнению, могли бы быть в высшем руководстве страны. Это и докладчик на съезде Виталий Габниа, и Ахра Бжания, и Автандил Гарцкия... Думаю, многие готовы внести в этот список и самого Тенгиза.

Не надо, впрочем, забывать тут две вещи. Оппозиция и власть видят обычно будущими лидерами своих собственных представителей. А еще – оппозиционеры, как правило, больше на виду, больше шумят, привлекают общественное внимание; члены властной команды же у нас чаще помалкивают, явно связанные некоей негласной установкой "не высовываться".

Среди молодых членов властной команды еще несколько лет назад, когда он представлял экспертное сообщество, привлек внимание общественности заместитель министра иностранных дел Ираклий Хинтба. Как о возможном в будущем одном из руководителей республики, рассуждают уже некоторые у нас и о 23-летнем московском аспиранте, экономисте, главе молодежной делегации РФ на саммите "Большой восьмерки", "Большой двадцатки" и БРИКС Инале Ардзинба.

Многое в судьбах молодых лидеров зависит и от того, сложится ли в Абхазии партийная система с цивилизованной сменой у государственного руля властных команд. Во второй половине нулевых годов, оглядываясь вокруг в поисках молодых людей, способных в будущем войти в высшее руководство страны, я чаще всего останавливал взгляд на тогдашнем председателе республиканского комитета по делам молодежи и спорту Шамиле Адзинба. И точно – уже в 2011 году Шамиль баллотировался в вице-президенты. Но после проигрыша (его команда заняла второе место) оказался "не у дел". Впрочем, еще ведь, как говорится, не вечер...


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG