Accessibility links

"При Саакашвили комиссия была лишь фасадом"


Адвокат и правозащитник Гела Николаишвили

Адвокат и правозащитник Гела Николаишвили

ПРАГА---Мы продолжаем обсуждать тему с адвокатом и правозащитником Гелой Николаишвили, который находится на прямой телефонной связи из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Как вы считаете, состав новой Комиссии по помилованию – это то, что необходимо сейчас, или у вас, как у правозащитника, есть какие-нибудь претензии?

Гела Николаишвили: Нужно сказать, что с большинством из 11 человек, представленных в новом составе Комиссии по помилованию, я лично знаком, абсолютно всех знает общественность, так что у меня претензий не может быть, потому что это в основном не политические фигуры, а общественные, в основном правозащитники. Эти люди с опытом работы и пользуются хорошей репутацией у общественности. Нужно подождать. Я думаю, тут главное – политическая воля, которая будет у президента. Я надеюсь, что он не будет повторять те шаги, которые предпринимал его предшественник, когда состав Комиссии по помилованию для него был лишь фасадом, а он подписывал решения, принимаемые министрами силовых структур – внутренних дел, юстиции. Они в основном готовили те списки, которые затем подписывал президент, а довольно трудная работа комиссии, которую возглавляла Элене Тевдорадзе, практически не имела смысла. Отобранные ими 20-30% из общего списка фактически оказывались вне игры. Президент их принимал в очень малом количестве, а в основном подписывал те списки, которые предоставляли министры силовых структур.


Кети Бочоришвили: Меняется ли что-либо в механизме ее действия? Президент всегда сможет навязать свою волю, или все-таки члены комиссии могут в каких-то случаях противостоять президенту?

Гела Николаишвили: По закону – это лишь консультативный совет. Их консультации и рекомендации президент может либо принять, либо игнорировать, поэтому с формальной стороны президент Саакашвили не нарушал никакого закона, но главное, что этот институт, как я уже говорил, стал определенным фасадом, и представители общественности там находились для того, чтобы якобы принимать какие-то решения. Допустим, если они представляли фамилии 80 человек, президент мог помиловать 80 человек, но не из этого списка. Из предоставленного списка он мог оставить 10-20 человек, а остальные попадали к нему другим путем. Главная суть в том, станет ли эта комиссия фасадом либо дееспособным органом. Исходя из нового состава этой комиссии, я надеюсь, что они и новый председатель Алеко Элисашвили не допустят этого. Если же эта комиссия станет таким фасадом, то они просто перестанут там работать.

Кети Бочоришвили: На своем ли месте Алеко Элисашвили? Все, конечно, знают его как порядочного человека, который боролся за справедливость в вопросах сохранения памятников, но насколько это его место?

Гела Николаишвили: Естественно, ему будет очень сложно работать, для него эта роль непривычная, но если человек порядочный и захочет разобраться в своем новом амплуа, то он свободно сможет всего добиться. Тут нет ничего сложного, в чем не смог бы разбираться человек, тем более что эта комиссия в основном состоит из юристов, профессиональных правозащитников.
XS
SM
MD
LG