Accessibility links

Белых пятен меньше не стало


Первый транш из России пришел только в четвертом квартале 2013 года, правительство выкручивалось, как могло, чтобы не потерять строительный сезон этого года.

Первый транш из России пришел только в четвертом квартале 2013 года, правительство выкручивалось, как могло, чтобы не потерять строительный сезон этого года.

Накануне вечером в Цхинвале закончилось очередное заседание российско-осетинской межправительственной комиссии по вопросам российского финансирования.

Вице-премьер Александр Хлопонин, комментируя итоги заседания межправительственной комиссии, сообщил, что в 2014 году Россия планирует довести объем финансовой помощи Южной Осетии до 2,8 миллиардов рублей – это на 800 миллионов больше чем в прошлом году:

"Можно констатировать, что мы успешно реализуем инвестиционный план, который был намечен на 2012-2013 годы, практически он был выполнен в полном объеме, и финансирование его было обеспечено в полном объеме. Мы сегодня согласовали программу 2014 года, достаточно крупную, беспрецедентную по количеству объектов и объему финансирования. В следующем году строительство должно быть завершено, чтобы с 2015 года наши программы ставили задачи инвестиционного развития предприятий, новых мощностей и т.п.".


Непонятно, в чем успешность инвестиционной программы на 2012-2013 годы? В 2012 году правительство Ростика Хугаева приняло опустошенную казну и весь год вместо того, чтобы восстанавливать республику, отчитывалось за траты предшественников. Первый транш из России пришел только в четвертом квартале 2013 года, правительство выкручивалось, как могло, чтобы не потерять строительный сезон этого года – строило в долг, договаривалось с банками о кредитовании подрядных организаций и т.п.

И теперь, считает руководитель общественного движения "Твой выбор – Осетия" Алан Джусоев, в оптимистических заявлениях вице-премьера осталось много белых пятен: непонятно, как конкретно будут выстаиваться финансовые отношения с государством-патроном:

"Со следующего года мы должны перейти на казначейскую систему расчетов. Пока непонятно, как она будет работать. Весь год работали в долг, а как теперь будет работать механизм освоения средств – деньги будут приходить вперед, как прежде, по мере готовности объектов? Программа на следующий год не опубликована. Президент заявил о каких-то тридцати объектах. Что это за объекты? Входит в этот перечень жилье, или это строительство дорожной инфраструктуры, или, быть может, установка линий электропередач?"

Наверное, подобные сомнения можно было бы развеять, опубликовав инвестиционную программу. Что касается финансирования, то, по информации российского журналиста Евгения Крутикова, оно будет осуществляться в нормальном общепринятом режиме, и подрядчикам не придется брать кредиты, чтобы выполнить работы.

Относительно вчерашнего мероприятия эксперт считает, что ничего нового на нем не прозвучало – в принципе, это заседание межправкомиссии лишь подтвердило итоги предыдущего:

"Это старые цифры, никаких новых поступлений не было и не будет. Составленный план – вещь незыблемая, и межправкомиссия сейчас нужна только как рабочий орган, который будет следить, выполняется этот план или нет".

– Со следующего года финансирование будет осуществляться через югоосетинское казначейство. Есть разные мнения относительно того, как это повлияет на прозрачность освоения российских денег.

Евгений Крутиков: Это довольно спорная схема, т.к. финансирование идет не на конкретные объекты, а на Министерство финансов, и дальше уже начинается не очень прозрачное распределение средств. Если бы счета создавались под каждый объект, то легче было бы следить за целевым расходованием средств.

Еще один итог вчерашнего мероприятия: Южная Осетия подписала соглашения о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве с Карачаево-Черкесией и Северной Осетией.

Т.е. вроде бы речь идет об инвестициях из этих республик. Но своих ресурсов там нет, львиная доля инвестиций в эти северокавказские республики осуществляется из федерального бюджета.

Быть может, это просто пиар? Что-то подобное было пять лет назад, когда Путин требовал от губернаторов привлекать частных инвесторов. Кавказские президенты тогда хитрили – заключали с иностранными компаниями ни к чему не обязывающие договора о намерениях...

Или, может быть, речь идет о возможном посредничестве североосетинской бюрократии в каких-то инвестиционных проектах как о своеобразной компенсации северянам за то, что их отодвинули от бюджетных потоков в Южную Осетию?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG