Accessibility links

В начале декабря Армению посетит президент России Владимир Путин. Его визит в этом году неоднократно анонсировался и откладывался. На этот раз, похоже, глава Российского государства побывает в стране, считающейся стратегическим союзником Москвы. Какое значение будет иметь путинский визит для политических раскладов на Южном Кавказе?

Предстоящий вояж Владимира Путина наполнен многочисленными символами. Он состоится, что называется, по горячим следам Вильнюсского саммита ЕС и стран Восточного партнерства. Этого события Москва и Брюссель ждали весь год. До самого последнего дня политики и эксперты спорили о том, кто и как парафирует соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

И хотя главной темой этих дискуссий была Украина, о выборе Армении также говорили немало. По поводу Грузии позиция Москвы была более чем пассивной. Кремль считает Тбилиси "отрезанным ломтем". И понимает, что если он не в состоянии предложить механизмы восстановления "территориальной целостности" страны, удержать Грузию под своим влиянием не представляется возможным. Если, конечно, не прибегать к каким-то экстраординарным способам, которые вряд ли вызвали бы большое удовольствие Запада, и без того раздраженного действиями Москвы на постсоветском пространстве. Начиная от "пятидневной войны" и заканчивая попытками оказать давление на Киев и Ереван.


Иное дело Армения. Попытки самого надежного союзника России играть, как говорят шахматисты, на нескольких досках вызывали острое беспокойство у Москвы. И прямо, и косвенно российское руководство демонстрировало: Армения рискует потерей своего особого статуса в отношениях с Россией, если начнет всерьез готовиться к парафированию договора с ЕС. Естественно, ради недопущения такого сценария предпринималось определенное давление на союзника. Ереван еще в сентябре нынешнего года предпочел Таможенный союз вместо парафирования договора в Вильнюсе. И сегодня Москва может праздновать победу. Визит Путина станет ее символическим подчеркиванием.

Но было бы неверно ограничивать проблему констатацией одного лишь коварства и хитрости обитателей Кремля. Проблема намного серьезнее и сложнее. История с Украиной высветила ее намного ярче, чем "армянский сюжет". И тем не менее на ошибках ЕС стоит остановиться подробнее для восстановления полноты картины. В обоих случаях Брюссель сделал акцент не на прагматических выгодах своих партнеров, а на разговоре о ценностях. Но как для Украины, особенно в преддверии президентских выборов социальные риски, связанные с европейской перспективой чрезвычайно сильны, так и для Армении отсутствие российских гарантий безопасности – крайне тяжелое условие. Между тем ЕС не предложил Еревану ни особых планов нагорно-карабахского урегулирования, ни военной базы, аналогичной той, что сегодня Россия имеет в Гюмри, ни механизмов сдерживания Баку от возможного военного реванша. Непраздный вопрос: можно ли с таким набором условий начинать движение вперед к Европе. Тем более если конечная цель не слишком известна, а содержательный диалог подменяется общими фразами о прогрессе и демократии.

Трудно назвать сильной стороной и жесткую позицию ЕС по отношению к вовлечению России в разговор между Брюсселем и его "восточными партнерами". Мол де, какая такая третья сторона нужна, когда идет речь о двусторонних процедурах. И если уж упрекать Москву за отсутствие гибкости (что истинная правда), то данный упрек не в меньшей мере заслуживает и Евросоюз. Обе стороны рассматривают постсоветское пространство как территорию, где возможна игра с нулевой суммой. В этом плане красивая риторика Брюсселя по своей сути мало чем отличается от прямоватой и не слишком изысканной риторики Кремля.

В этой связи трудно критиковать хоть Ереван, хоть Киев за выбор в пользу понятной прагматики, того, что называют "синицей в руке". Думается, что грузинское правительство и президент назовут парафирование соглашения в Вильнюсе историческим достижением и большой победой. Им важно продемонстрировать своим союзникам и партнерам, что с уходом Саакашвили курс Тбилиси станет намного более качественным и предсказуемым. Но ведь это не станет автоматическим решением тех проблем, которые имеются в стране. Не станет ЕС строить за Грузию властные институты, экономику, мириться с Абхазией, Южной Осетией и Россией. Впрочем, и для Армении выбор в пользу ТС также не выглядит как окончательное спасение. Гарантии безопасности будут подтверждены. Но ведь у Таможенного союза должны быть в первую очередь экономические цели и задачи. В этом плане визит Путина может стать как демонстрацией российской версии "прогрессизма", так и попыткой содержательного наполнения евразийской интеграции.

Мало переиграть европейских бюрократов. Важно предложить привлекательную альтернативу для своего союзника. И как в случае с европейцами, на одних абстракциях далеко не уедешь. Словом, упиваться победой – не самый лучший способ. Осталось недолго ждать. 2-3 декабря мы увидим, какие уроки извлекло руководство России из интеграционной конкуренции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG