Accessibility links

Что хочет Путин?


Визит Путина в Ереван вновь сделал актуальным для грузинской стороны вопрос: "К каким шагам прибегнет Москва, чтобы упрочить свое положение в регионе, и как это отразится на стремлении Тбилиси к интеграции с евроатлантическим сообществом?"

Визит Путина в Ереван вновь сделал актуальным для грузинской стороны вопрос: "К каким шагам прибегнет Москва, чтобы упрочить свое положение в регионе, и как это отразится на стремлении Тбилиси к интеграции с евроатлантическим сообществом?"

В Грузии пристально следят за визитами президента России Владимира Путина в сопредельные государства. На сей раз внимание оказалось приковано к поездке российского лидера в Армению.

Грузинское общество любит порассуждать на тему геополитических интересов России на Южном Кавказе, которые, как считают в Тбилиси, жизненно важны для северного соседа, и защищать которые он готов всеми доступными средствами. Визит Путина в Ереван вновь сделал актуальным вопрос: "К каким шагам прибегнет Москва, чтобы упрочить свое положение в регионе, и как это отразится на стремлении Тбилиси к интеграции с евроатлантическим сообществом?" События на Украине и решение Армении вступить в Таможенный союз кажутся весьма тревожными сторонникам прозападного курса. Их крайне обеспокоили слова Владимира Путина, сказанные им накануне в Армении:

"...Мы (Россия) будем укреплять свои позиции в Закавказье, опираясь на все лучшее, что досталось нам от наших предков, опираясь на добрые отношения со всеми странами региона".


Несмотря на то что в словах Путина не содержится угрозы, часть грузинского общества восприняла их именно как обещание создать для Грузии массу дополнительных хлопот. Особенно в течение будущего года, который, как опять-таки уверены в стране, отделяет ее от подписания договора об Ассоциированном членстве с ЕС.

Опасения впечатлительных и нервных сторонников евроинтеграции попыталась рассеять министр иностранных дел Грузии Майя Панджикидзе:

"На фоне того, что мы стараемся нормализовать отношения с Россией (и даже есть положительные результаты), я не хочу верить в то, что действительно от России можно ожидать неприятностей", – заявила Панджикидзе перед отъездом в Брюссель.

Проблему глава грузинского МИДа усматривает совсем в другом. За год правительству необходимо успеть принять свыше 300 законов, чтобы грузинское законодательство соответствовало требованиям ЕС. Но кроме того, считает политолог Кахи Гоголашвили, было бы совсем неплохо, чтобы грузинские власти постарались рассеять ложные ожидания в обществе относительно тех выгод, которые Грузия уже получила в результате парафирования договора с ЕС и получит после подписания. Гоголашвили вполне допускает, что Россия может предложить серьезные преференции грузинскому бизнесу в то время, как он будет шаг за шагом двигаться по долгому и нелегкому пути на европейский рынок:

"Я убежден, что за этот год Россия введет безвизовый режим с Грузией, шире откроет свой рынок для грузинской продукции. И очень важно, чтобы правительство не только помогало отечественным бизнесменам налаживать отношения с российскими компаниями, но разработало бы государственную программу для адаптации грузинского бизнеса к условиям европейского рынка".

Важно целенаправленно двигаться по намеченному пути, действительно уважая европейские ценности, считает представитель НПО "Гражданский совет по вопросам обороны и безопасности" Ираклий Мчедлишвили. Тогда, по словам эксперта, любые опасности – внутренние и внешние – не смогут сбить Грузию с курса:

"При прежних властях было гораздо больше проблем в сфере демократии и защиты прав человека. После смены власти мы видим, что люди стали выражать свое мнение свободнее, СМИ стали менее политизированными, исчезли страх и напряженность в обществе".

По словам эксперта, именно на подобных вещах в первую очередь концентрируют свое внимание западные партнеры Грузии, рассматривая ее перспективы сближения с ЕС.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG