Accessibility links

Ричард Норланд: "Грузия уже готова встать на ноги"


Посол США в Грузии Ричард Норланд

Посол США в Грузии Ричард Норланд

Сегодня в рубрике "Гость недели" – посол США в Грузии Ричард Норланд.

Марина Вашакмадзе: Господин посол, Грузия несколько дней назад парафировала соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. Украина уже прошла этап парафирования, и на Вильнюсском саммите должна была подписать соответствующее соглашение. Сейчас все больше говорят о том, что после Олимпийских игр в Сочи Россия активизируется, чтобы заставить Грузию и Молдову пересмотреть свои позиции. Колумнист "Нью-Йорк таймс" Джуди Демпси несколько дней назад писала: "Грузия и Молдова очень хорошо знают, что Россия может использовать собственные энергетические ресурсы и большие рынки как средство давления и заставить их следовать по пути Украины. Их экономика не в полной мере независима от России, энергетические ресурсы также недостаточно диверсифицированы для того, чтобы они смогли справиться с шантажом со стороны России". Насколько это серьезно в отношении Грузии, и что можно сделать для того, чтобы избежать такой опасности?


Ричард Норланд: Конечно это тот вопрос, который беспокоит многих, но я бы все же не согласился с наиболее пессимистической версией возможного развития событий. Думаю, это достаточно сложный и щедрый на вызовы период, но Грузия сможет с этим справиться вместе со своими друзьями и сторонниками. В первую очередь, хочу отметить, что, парафировав соглашение об ассоциации в Вильнюсе, Грузия внятно заявила о своем стремлении стать членом евроатлантических институтов. Это событие последовало за очень успешными президентскими выборами в Грузии, что является напоминанием о том, что самый надежный защитник Грузии и ее будущего – это демократия. Демократические процессы должны продолжаться и укрепляться. Грузия должна выстраивать свое будущее и посредством развития экономики. Думаю, сейчас это главный приоритет. Сельскохозяйственный сектор нуждается в восстановлении и оживлении. Есть серьезные планы, чтобы это дело продвинулось. Есть возможность того, чтобы Грузия извлекла пользу из своего местоположения на "Новом шелковом пути" и транзитной торговли.

Марина Вашакмадзе: Это очень интересно, мы обязательно вернемся к вопросу транзитных путей...

Ричард Норланд: Да, я считаю, очень важно осознавать, что Грузия может многое взять в свои руки. Это сделает ее сильнее и укрепит безопасность. Также хорошо, на мой взгляд, что Грузия постаралась наладить с помощью двусторонней дипломатии отношения с Россией. Усилия господина посла Зураба Абашидзе были направлены на ведение диалога с Россией вокруг определенных вопросов для того, чтобы просто улучшить отношения, если не получается пока полностью нормализовать их. Я не думаю, что можно говорить о нормализации отношений в сложившейся обстановке. Но та прагматичная дипломатия, которую избрала Грузия в данном случае, я думаю, это осмысленный выбор. Конечно, очень разочаровывает, что реакция другой стороны неадекватна запросам этой дипломатии. Впрочем, главное, что процесс идет, и очень важно его продолжать.

Тут же хотел бы отметить, что кроме вопросов, над которыми Грузия может работать самостоятельно, есть и такие, над которыми она должна работать вместе с другими, чтобы укрепить свои позиции. Очевидно, что парафирование соглашения об ассоциации с ЕС означает важное партнерство, которое поможет Грузии идти вперед. И здесь, конечно, я бы напомнил слушателям о стратегическом партнерстве с Соединенными Штатами Америки. Оно охватывает весь спектр сотрудничества, и над ним мы вместе продолжаем работать. Наконец, существует большая и многосторонняя сеть связей и помощи, в которую включена и Грузия. Недавно я был на заседании парламентской ассамблеи ГУАМ. Друзья Грузии в регионе – Украина, Азербайджан и Молдова – разделяют общие интересы и видят перспективу в совместной работе. Структуры черноморского сотрудничества, перспективы "Нового шелкового пути" дают видение многостороннего сотрудничества, которое также будет содействовать будущему Грузии. Думаю, Грузия станет сильнее перед лицом этих вызовов. Я бы не стал рисовать существующее положение в самых мрачных тонах, хотя очень важен осторожный и спокойный анализ ситуации, а затем поиск путей укрепления позиций. Главное, чтобы люди поняли: Грузия не одна в этом процессе. У нее есть множество сторонников за рубежом, которые работают с ней.

Марина Вашакмадзе: В своем первом же выступлении новоназначенный заместитель госсекретаря США по вопросам Европы и Азии Виктория Нуланд говорила о новом этапе сотрудничества Америки и Европы, о формировании единого экономического пространства и назвала этот процесс "трансатлантическим ренессансом". Мы знаем, что идут переговоры между Европейским Союзом и Соединенными Штатами Америки о Трансатлантическом партнерстве по торговле и инвестициям (T-TIP). Как может этот "трансатлантический ренессанс" способствовать укреплению Восточного партнерства?

Ричард Норланд: Вы одновременно затронули несколько вопросов. Одно дело – "трансатлантический ренессанс", о котором говорила помощник госсекретаря Нуланд. Другое – T-TIP, Трансатлантическое партнерство по торговле и инвестициям. Помощник госсекретаря говорила о точке зрения, которая берет начало в идее целостной, свободной и мирной Европы, где возрождение, безопасность, мир и прогресс – неразделимые понятия. Мы видим Грузию составной частью этого процесса, и сама Грузия так же себя видит. Думаю, парафировав соглашение об ассоциации в Вильнюсе, Грузия подтвердила, что видит себя в "европейском ренессансе". Так же, как мы видим ее место там.

Это во многом соответствует другому аспекту американской политики – так называемому азиатскому направлению. Если посмотрим на карту, то увидим, что из Америки в Азию можно попасть двумя путями – с востока через Тихий океан и с запада через Евразию. Таким образом, усилия направлены на развитие "Нового шелкового пути" на базе северной сети транспортировки и другой инфраструктуры в регионе для того, чтобы увеличить объем транзита в евразийском коридоре. Это ставит Грузию в весьма выгодное положение. Она может сыграть важную роль вместе с Европой и Америкой в укреплении экономического благосостояния и обеспечении безопасности в Евразии. С точки зрения "ренессанса", Грузия действительно является частью этого процесса. Что касается Трансатлантического партнерства по торговле и инвестициям, то, как вы знаете, в июле президент Обама вместе с главой Еврокомиссии Баррозу и президентом Европейского Совета Херманом Ван Ромпеем объявил о начале переговоров между Соединенными Штатами Америки и Евросоюзом о так называемом T-TIP.

Второй раунд переговоров завершился в начале ноября в Брюсселе. Это довольно амбициозное, всеобъемлющее, соответствующее высоким стандартам торговое и инвестиционное соглашение, которое способствует усилению конкурентоспособности американской продукции и сервиса, созданию рабочих мест, развитию. Соглашение ставит целью содействовать росту экономики Евросоюза, а также внести вклад в безопасность и политическую стабильность как в самой Европе, так и за ее пределами. Здоровая и сильная экономика, в свою очередь, создаст возможности для оказания большей поддержки странам Восточного партнерства, например, Грузии. Тем более что ЕС продвигает собственное соглашение о свободной торговле с этими странами. Опять-таки Грузия и Молдова – лучшие примеры, которые приходят на ум. Госсекретарь Керри недавно отметил, что T-TIP будет способствовать росту стандартов, которыми руководствуются страны мира при ведении бизнеса, среди которых и государства Восточного партнерства.

Марина Вашакмадзе: Будет ли логичным предположить, что вышеупомянутый "трансатлантический ренессанс" даст толчок установлению более тесных связей между Европой и Центральной Азией? Ускорит развитие так называемого "Южного шелкового пути"? Будет способствовать созданию мощной артерии для транспортировки газа из Туркмении? Если да, поможет ли все это вам убедить Вашингтон и международное сообщество в необходимости уделить больше внимания Грузии?

Ричард Норланд: Знаете, здесь мы имеем дело с небольшим недоразумением. Из-за того, что Соединенные Штаты Америки уходят из Афганистана, есть мнение, что мы потеряли интерес к Евразии, Центральной Азии и Кавказу. На самом деле меняется лишь форма нашей вовлеченности. "Новый шелковый путь" – замечательный пример. Благодаря усилиям, направленным на то, чтобы переоснастить наши войска в Афганистане через многочисленные диверсифицированные маршруты – не только через Пакистан, но через Север и Запад, – возродился "Старый шелковый путь" и соответствующая инфраструктура: дороги, железнодорожные пути, транскаспийское морское судоходство и даже воздушные пути. Все это активизировалось с такой силой, что участвующие в этом процессе страны и компании получают существенную прибыль. Грузия уже часть этого процесса. Проблема, перед которой мы все стоим, заключается в следующем: как нам осуществить все это? Как превратить военную инфраструктуру в долгосрочную коммерческую перспективу? Думаю, есть все предпосылки для того, чтобы это сделать. Это произойдет хотя бы потому, что в Азии есть спрос, а также возможность вывозить товары на Запад. Это означает, что не только у тихоокеанского пути, но и у евразийского коридора будет серьезная роль в этих процессах.

И вновь, когда мы говорим об идее "трансатлантического ренессанса", нужно посмотреть, как его можно осуществить через Евразию. Я убежден, что страны наподобие Грузии, у которых очень важное стратегическое местоположение, такое, как западная окраина "Нового шелкового пути", получат существенную экономическую выгоду.

Марина Вашакмадзе: В связи с соглашением об ассоциации между Грузией и ЕС Виктория Нуланд высказала следующее мнение: "Одним из светлых точек здесь является то, что после того, как соглашение об ассоциации начнет действовать и после того, как у Грузии со странами ЕС будет безвизовое сообщение, обладание грузинскими паспортами станет гораздо привлекательнее для тех, кто проживает в конфликтных регионах". Новоизбранный президент Грузии Георгий Маргвелашвили предложил согражданам, проживающим в Абхазии и Цхинвальском регионе: "Давайте вместе строить успешное демократическое государство. Страну, которая будет залогом благосостояния каждого гражданина, сохранения его этнической и культурной идентичности, а также гарантом неприкосновенности политических прав". Для этого необходима "примерная демократия" и высокий уровень жизни, что требует инвестиций. Можно сказать, что американский частный капитал в последние десять лет в Грузию не приходил, если не считать вложений в нефтепроводы. Какие перспективы существуют в этом отношении?

Ричард Норланд: Так как мы коснулись вопроса территорий, думаю, очень важно нам всем помнить, что Грузия не одна в своем стремлении защитить суверенитет и территориальную целостность, восстановить полный контроль над своими территориями, ищет пути решения вопроса Абхазии и Южной Осетии. Соединенные Штаты Америки продолжат активную поддержку этого процесса не только на международных переговорах в Женеве, но и на гуманитарном уровне, чтобы помочь людям, живущим вдоль административной границы, продолжать жить в собственных домах, обрабатывать свои земли, иметь доступ к кладбищам и возможность посещать школы. Те искусственные барьеры, которые здесь установили, неприемлемы в современном мире. Таким образом, я полностью согласен и поддерживаю попытку президента способствовать созданию экономической динамики в регионе, в котором смогут принять участие все стороны. Так что мы продолжим поддерживать этот процесс как в Женеве, так и за ее пределами.

Что касается американских инвестиций в Грузии, думаю, не должен остаться незамеченным тот факт, что в течение многих лет очень важные инвестиции вкладывались в Грузию.

Марина Вашакмадзе: Прошедшие выборы в определенной степени стали точкой отсчета после более чем напряженных политических событий в Грузии. Будет ли сейчас у американского посла менее загруженный график работы? Или, может быть, американский посол считает, что впереди время еще больших вызовов? Что было самой большой заботой, когда вы приехали в Грузию, и что является главной заботой сейчас?

Ричард Норланд: Как посол, я нахожусь в Грузии в первую очередь как наблюдатель, а также для того, чтобы оказать помощь там, где это посчитают нужным грузинское правительство и народ. Я был в Грузии 20 лет назад. Я видел, какая тяжелая была обстановка и вижу, какой прогресс достигнут с тех пор. Я думаю, это заслуга самих грузин. Год назад, когда я приехал, ситуация была очень напряженной: люди были обеспокоены тем, будут ли выборы мирными, в конечном счете так и случилось. Никогда не забуду свой визит в Зугдиди, я ездил туда впервые. Я думаю, то, что выборы прошли мирно, – это признак зрелости грузинского народа и демократических процессов. Мы собираемся продолжать поддержку Грузии и в будущем, возможно, не на прежнем уровне – настолько, насколько наш бюджет даст нам такую возможность. Но Грузия уже готова встать на собственные ноги. Теперь главное – как хочет Грузия, ее политики и народ распоряжаться собственной страной. Какая разница, будет или нет в это включен американский посол?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG