Accessibility links

Тбилиси – Москва: нулевой результат


Кроме призыва к России взять обязательство о неприменении силы, в проекте документа осуждались действия по установке проволочных заграждений вдоль границы с де-факто республикой Южная Осетия. В отличие от прошлых лет, киевская встреча явилась первой попыткой дипломатов двух стран прийти к соглашению после смены руководства в Грузии

Кроме призыва к России взять обязательство о неприменении силы, в проекте документа осуждались действия по установке проволочных заграждений вдоль границы с де-факто республикой Южная Осетия. В отличие от прошлых лет, киевская встреча явилась первой попыткой дипломатов двух стран прийти к соглашению после смены руководства в Грузии

Сегодня в Киеве завершился ежегодный министериал ОБСЕ. Вопреки надеждам грузинской делегации, российская сторона отказалась взять на себя обязательство о неприменении силы в рамках этого международного форума.

В Тбилиси предполагали, что киевский министериал поможет сдвинуть Женевские дискуссии с мертвой точки. По грузинской логике, чтобы это произошло, российская сторона должна была в рамках этого форума ОБСЕ взять на себя обязательство о неприменении силы. Напомню, что позиция в России в этом вопросе была и остается неизменной – она не является стороной конфликта и потому не считает оправданным с правовой точки зрения брать на себя такие обязательства.

На обсуждение этого вопроса ушел весь вчерашний день. Сегодня глава грузинского МИДа Майя Панджикидзе сообщила, что согласия достичь так и не удалось.

"Я очень разочарована тем, что вчера из-за отказа России от конструктивных действий для продвижения вперед мы опять упустили возможность усилить роль ОБСЕ в процессе урегулирования грузино-российского конфликта при поддержке Женевских дискуссий", – сказала министр, выступая на конференции.


Россия отказалась поддержать общую политическую декларацию киевского министериала. Это пространный документ, среди прочего описывающий ситуацию с конфликтными регионами. Страны-члены ОБСЕ принимают декларацию путем консенсуса.

Камнем преткновения стали положения проекта, касающиеся Абхазии и Южной Осетии. Замминистра иностранных дел Грузии Давид Залкалиани, принимавший участие в переговорах, сообщил, что, кроме призыва к России взять обязательство о неприменении силы, в проекте документа осуждались действия по установке проволочных заграждений вдоль границы с де-факто республикой Южная Осетия. Туда также вошла декларация о необходимости завершить процесс выполнения соглашения 2008 года о прекращении огня.

Документы схожего содержания предлагалось обсуждать на ежегодных министериалах и раньше, но, в отличие от прошлых лет, эта киевская встреча явилась первой попыткой дипломатов двух стран прийти к соглашению после смены руководства в Грузии.

В комментариях журналистам глава российского МИДа Сергей Лавров дал четко понять, что смена грузинского президента никак не меняет сути противоречий между двумя странами и он не намерен подписываться под подобными документами. Министр также отметил, что Грузии придется уступить, если она желает развивать процесс нормализации грузино-российских отношений.

"Если бы это зависело от нас, то перспективы были бы хорошие, – сказал Лавров, согласно тексту, приведенному на сайте российского МИДа. – Если мы продолжим прагматически работать, то у нас нет никаких преград для развития отношений: и в экономике, и в торговле, и в энергетике, и в гуманитарной сфере, и в культуре. Но если мы хотим полностью нормализовать отношения, я не могу предложить ничего иного, как необходимость признать реалии, которые сложились в этом регионе".

Очередной провал переговоров между Россией и Грузией предопределил и нулевой результат следующего раунда Женевских дискуссий, который должен состояться через десять дней. Там собирались завершить работу над общим заявлением о неприменении силы.

Текст этого заявления должны были подписать конкретные люди, а не представители государств или международных организаций – таким было предложение сопредседателей на Женевских дискуссиях. Однако грузинская сторона не намерена в этом участвовать до тех пор, пока Россия в одностороннем формате не возьмет на себя обязательство о неприменении силы.

"Только после этого мы сможем разработать общее заявление в рамках женевского формата, – сказал глава грузинской делегации на Женевских дискуссиях Давид Залкалиани. – Мы все должны ясно осознавать, что это заявление не может служить заменой российским обязательствам о неприменении силы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG