Accessibility links

Экзамен на дееспособность


В Южной Осетии много говорят о перспективах сельскохозяйственного производства, строят планы по развитию аграрного сектора. Теперь вроде бы все условия созданы – и российские деньги на развитие поступают, и возможность свободного вывоза продукции предоставлена

В Южной Осетии много говорят о перспективах сельскохозяйственного производства, строят планы по развитию аграрного сектора. Теперь вроде бы все условия созданы – и российские деньги на развитие поступают, и возможность свободного вывоза продукции предоставлена

Завтра в российской Государственной думе запланировано обсуждение ратификации соглашений о торговом режиме с Абхазией и Южной Осетией, предполагающих отмену таможенных пошлин на большую часть товаров при торговле с республиками. Исключениями станут сахар, спирт и табачные изделия. Кроме того, в документах оговаривается, что в первый год после вступления соглашения в силу таможенные пошлины не будут применяться к бензину и дизельному топливу, ввозимому в республики в ограниченном объеме (до 50 тысяч тонн в год для Абхазии и 35 тысяч тонн для Южной Осетии).

Эти соглашения были подготовлены почти два года назад. 26 января 2012 года в ту пору председатель правительства Владимир Путин издал два специальных распоряжения - "31-р" и "32-р" – о подписании этих договоров с правительствами Абхазии и Южной Осетии. По времени рассмотрение Госдумой соглашения о торговом режиме с Абхазией и Южной Осетией совпало с заявлением Владислава Суркова о том, что присоединение республик к Таможенному союзу в настоящее время невозможно. Заявление куратора прозвучало 4 декабря, а уже 6 декабря комитет Госдумы по делам СНГ рекомендовал нижней палате парламента ратифицировать соглашения.


По мнению руководителя Центра политической информации Алексея Мухина, эти два события неслучайно сошлись в одной точке. Соглашения о торговом режиме – это запасной план, к которому прибегли после того, как присоединение Абхазии и Южной Осетии к Таможенному союзу встретило сопротивление со стороны партнеров России – Белоруссии и Казахстана.

"По понятным причинам Белоруссия и Казахстан, не признавая Абхазию и Южную Осетию, оказались препятствием на пути их вступления в Таможенный союз, – говорит Алексей Мухин. – Поэтому сработал некий "план Б" – с республиками заключены аналогичные соглашения. Они дают им большую часть тех преференций, которые сулило участие в Таможенном союзе. При этом ни Белоруссия, ни Казахстан не теряют своего лица в глазах мирового сообщества. Т.е. это политический маневр, который дает возможность Владиславу Суркову отчитаться о первом достигнутом результате, а Южной Осетии и Абхазии дает "зеленый свет" на установление более плотных торговых отношений с Россией".

– А почему до сих пор не ратифицировали соглашения, все-таки почти два года прошло?

– У России оставались иллюзии, что Тбилиси все-таки более серьезно подойдет к выстраиванию отношений с Москвой, но оказалось, что грузинские политики находятся в гораздо более стесненных обстоятельствах, нежели можно было ожидать. Вот это разочарование от пробуксовки во взаимоотношениях между Россией и Грузией и сказалось на сроках подписания этого соглашения. Сначала Россия все же надеялась, что Грузия сдвинет наши отношения с мертвой точки (и, надо признать, некоторые подвижки все-таки произошли), но Грузия, по-прежнему ориентируясь на Евросоюз, по сути, не оставила Москве шансов поступить как-то по-другому.

– А если бы Грузия вела себя как-то иначе, возможно, и не было бы этих соглашений?

– Вполне вероятно. Если бы Грузия проявила гибкость и мягкость при решении некоторых проблем в отношениях Москвы и Тбилиси, то заключение этих соглашений было бы отложено на еще более долгий срок, но чуда не произошло.

Комментируя эти торговые соглашения, председатель комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Слуцкий подчеркнул, что на фоне размеров финансовой помощи, предоставляемой Россией на восстановление Абхазии и Южной Осетии, потери от невзимания пошлин будут неощутимы.

Что касается Южной Осетии, то пошлины на ввозимые товары, без учета иномарок, составляют менее одного миллиона рублей в месяц, т.е. существенного спада цен на продукты питания в республике ожидать не приходится. Другое дело – ГСМ. На республиканских заправках цена 1 литра 93-го бензина составляет 35 рублей – это на 5 рублей дороже, чем в среднем на Северном Кавказе. По мнению руководителя общественного движения "Твой выбор – Осетия" Алана Джусоева, квоты в 35 тысяч тонн при сегодняшнем уровне потребления вполне хватит, чтобы перекрыть потребность республики в жидком топливе и снизить цены на горючее до российского уровня:

"Я думаю, этого вполне достаточно, чтобы обеспечить районы, где сегодня не хватает качественного топлива – и на весенние полевые работы хватит, и на уборку урожая. Но если торговое соглашение реально заработает, вырастет товарооборот, увеличится количество предприятий, которые будут что-то завозить-вывозить, то тогда возникнет потребность в увеличении этих квот".

Т.е. эксперт предполагает ровно то, в чем и состоит главный смысл принимаемого документа – торговое соглашение призвано послужить развитию республики. В этом смысле, по мнению югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, отмена торговых пошлин с Россией является своего рода экзаменом на дееспособность для республиканской власти. Сумеет ли она воспользоваться этими преференциями?

В Южной Осетии много говорят о перспективах сельскохозяйственного производства, строят планы по развитию аграрного сектора. Что ж, теперь вроде бы все условия созданы – и российские деньги на развитие поступают, и возможность свободного вывоза продукции предоставлена.

"Без помощи государства местным фермерам не обойтись, – говорит Тимур Цхурбати, – потому что их средств не хватит, чтобы организовать производство и экспорт яблок, сыра и мяса в промышленных масштабах. Они самостоятельно не смогут войти в торговые сети российских мегаполисов или выкупать там магазины для своей продукции".

Кстати, многие из моих знакомых цхинвальцев считают, что это торговое соглашение может оказаться выгодным не только югоосетинским, но и грузинским фермерам. Если уж грузинская контрабандная продукция заняла прочное место на югоосетинском рынке овощей и фруктов, то что ей мешает двинуться дальше – из Южной Осетии в Россию?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG