Accessibility links

Невидимый фронт


Если присмотреться повнимательнее к заявлениям новой организации, размещенным в интернете, – это просто набор громких заявлений, сдобренный специфическими терминами, но при этом явно чувствуется попытка авторов представить свою убогую выдумку масштабным, планетарным проектом

Если присмотреться повнимательнее к заявлениям новой организации, размещенным в интернете, – это просто набор громких заявлений, сдобренный специфическими терминами, но при этом явно чувствуется попытка авторов представить свою убогую выдумку масштабным, планетарным проектом

Сегодня министр юстиции республики Южная Осетия Мурат Ванеев выступил с разоблачительным заявлением по поводу новой организации «Южный фронт имени Леонида Тибилова», распространяющей свои заявления и прожекты в интернет-ресурсах. Министр заявил, что такой организации не существует и, скорее всего, речь идет о провокации. «Не иначе, некая группа людей хочет дестабилизировать ситуацию в республике», – предположил Мурат Ванеев.

Откуда взялся «Южный фронт им. Леонида Тибилова», никто толком не знает. Если присмотреться повнимательнее к заявлениям новой организации, размещенным в интернете, – это просто набор громких заявлений, сдобренный специфическими терминами. Между лозунгами и инициативами фронта не просматривается никакой логической связи. Те есть непонятно, для чего все это говорится, в чем смысл сказанного и написанного, но при этом явно чувствуется попытка авторов представить свою убогую выдумку масштабным, планетарным проектом.

Я попытался выяснить, как появился загадочный фронт.


По информации осведомленного источника, его предыстория такова: два-три года назад двое парней из Днепропетровска, специалистов по созданию интернет-ресурсов, якобы сошлись с экс-председателем югоосетинского правительства Вадимом Бровцевым. По его поручению они создали 14 сайтов, тематически связанных с Южной Осетией.

С подачи этой группы и появился «Южный фронт имени Тибилова». Кстати, на одном из сайтов размещен приветственный адрес Бровцева этой организации.

На фейк клюнули, даже несмотря на то, что по логике вещей о создании подобных объединений должны были объявить югоосетинские чиновники через государственные СМИ. В республике и за ее пределами нашлись доверчивые люди, которые поспешили выразить поддержку новому политическому движению и поимели после этого пусть и не слишком ощутимые, но все же неприятности.

Какова цель изготовления подобных фальшивок?

Если бывший премьер решил (или его кто-то надоумил), что эти медиа-ресурсы каким-то образом помогут ему вернуться в республику или защититься от возможного преследования со стороны югоосетинской или российской генпрокуратур, – это просто глупость.

Если имеет место расчет, что они будут востребованы как медиа-ресурсы в ходе избирательной кампании в парламент, мол, господа, к вашим услугам 14 сайтов, которые за ваши деньги могут сделать вас центральной фигурой любого «фронта», – то тогда это тест на глупость для участников местной политической конкуренции.

И все-таки есть в этой истории момент, на который стоит обратить особое внимание, считает российский правозащитник Варвара Пахоменко. Информационный голод южных осетин вынуждает их черпать сведения даже из самых сомнительных источников:

«Когда очень мало информации, люди начинают жить слухами, тем более сейчас, когда ситуация так часто меняется. Приехал новый куратор из Москвы, появились новые высказывания власти, и не всегда понятно, чем она руководствуются. Люди просто пытаются понять, что происходит в коридорах правительства, и когда нет независимых СМИ, появляется спрос на слухи. Это всегда следствие недостатка нормального публичного обсуждения».

По меньшей мере странной выглядит и реакция на этот фейк со стороны властей: мол, будьте бдительны – это провокация!

Если в данном контексте рассматривать термин «провокация» как подстрекательство к действиям, которые повлекут за собой тяжелые последствия, то возникает вопрос: а какими могут быть последствия этой глупой шутки?

По мнению армянского политолога Гагика Авакяна, к чрезмерному употреблению таких алармистских терминов, как «провокация», «враги», «заговор», как правило, власть прибегает в ситуации, когда ощущает свою несостоятельность, неспособность задействовать какие-то иные рычаги управления:

«Со временем это становится сутью: чиновники начинают жить в этом антураже, верить в него. Это говорит и об интеллектуальной планке властей – в их шаблонах, стандартах есть понятие «провокация», «внешний враг», «заговор», но нет такого понятия, как «глупость». Т.е. они не распознают глупость».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG