Accessibility links

Кадры решают все


По политическим причинам правительство Абхазии в изгнании не может быть упразднено, но менять его структуру, считают эксперты, необходимо самым радикальным образом

По политическим причинам правительство Абхазии в изгнании не может быть упразднено, но менять его структуру, считают эксперты, необходимо самым радикальным образом

Уволенные сотрудники правительства Абхазской автономной республики продолжают протестовать. Попавшие под сокращение работники различных ведомств правительства в изгнании настаивают на пересмотре концепции реорганизации правительства.

В абхазском правительстве в изгнании намечены структурные изменения. Финансовое и экономическое ведомства планируется объединить в одно министерство. При этом упраздняются подразделения некоторых других министерств. Жертвой реорганизации стала часть сотрудников кабинета. Мириться со своей участью уволенные не намерены, они решили протестовать.

Вчера ночью активисты с плакатами собрались в аэропорту, ожидая прибытия исполняющего обязанности председателя правительства Абхазской автономной республики Вахтанга Колбая, планировавшего отправиться в Женеву в составе грузинской делегации. Однако по неизвестным причинам вояж Колбая был отменен, и участникам акции удалось разве что поделиться наболевшим с журналистами. Давид Закарая возглавляет аппарат министра по особым поручениям. Это ведомство планируется упразднить 25 декабря. Закарая продолжает ходить на работу, но в то же время уже включился в акцию протеста, чтобы выступить против увольнения некоторых коллег, которых уже известили о расторжении контракта:


«Процесс реорганизации завершился в министерстве здравоохранения. Результат – штат из тридцати человек, включая четверых заместителей министра. Зачем такому маленькому штату нужно столько замминистров? Это яркий пример того, как проводится процесс оптимизации».

Министр здравоохранения Кетеван Бакарадзе утверждает, что увольнения производились после оценки профессиональных качеств сотрудников и подобная реорганизация пойдет только на пользу министерству:

«Произошло упразднение нескольких департаментов министерства, в результате чего были уволены девять человек. Но хочу подчеркнуть, что был учтен потенциал этих людей и их профессиональные возможности, а не личная неприязнь, как утверждали некоторые участники акций. Министерство продолжит работу более эффективно, отказавшись от нескольких штатных единиц».

То, что штаты правительства в изгнании были непомерно раздуты, признают и сами чиновники. Так называемый процесс оптимизации был инициирован не только центральной властью, с неоднократными требованиями сократить финансирование кабинета выступали беженцы. Кетеван Бакарадзе пообещала, что уволенные получат право участвовать в конкурсе на замещение вакантных мест. Но министр считает, что некоторые протестующие думают, прежде всего, о своих личных интересах:

«Один из главных участников акции работает в правительственной структуре вместе с несколькими членами своей семьи. Разумеется, такие люди противятся нормальному процессу оптимизации кадров».

Руководитель коалиции «За права беженцев» Зураб Бендианашвили весьма критически смотрит на деятельность правительства в целом, считая, что оно продолжает существовать по инерции, не решая сколько-нибудь серьезных проблем:

«В основном у этого правительства функции посредников. Когда люди обращаются в абхазское правительство за помощью, они отправляют их в соответствующие ведомства центрального правительства Грузии. Сами они не могут принимать решения. Те же проблемы беженцев решает основное Министерство по делам беженцев».

Зураб Бендианашвили признает, что по политическим причинам правительство в изгнании не может быть упразднено. Но менять его структуру, считает эксперт, необходимо самым радикальным образом.
XS
SM
MD
LG