Accessibility links

Где-то за городом очень недорого папа купил автомобиль. Все так, но, во-первых, не папа, а председатель Верховного совета Аджарии Автандил Беридзе, а во-вторых, его новая служебная машина тянула на 50 тысяч бюджетных долларов. И вообще, он ничего не покупал, а только собирался. Но скандал в любом случае вышел знатный, с эмоциональным накалом коммунальной свары и архитектоникой посложней, чем у джойсовского «Улисса». И это, безусловно, наводит на определенные размышления.

Папа аджарских законодателей печально смотрел на жизнь из окна более чем достойного служебного автомобиля. И тут его душа затрепетала и возжелала большего – такого же мощного и шикарного, но новейшей модели, с таинственными кнопочками и перламутровыми пуговицами. Был объявлен тендер, один из сотен подобных, но именно он подействовал на общество, как озверин на престарелого кота Леопольда.


Безумные госзакупки, делающие жизнь чиновников сверхкомфортной, стали нормой при Саакашвили, и, кстати, тогда их было больше, но говорили о них мало. Когда государство ведет себя, как террорист, захвативший заложников, а полицейские пытают, убивают и насилуют сограждан, вопрос о неоправданных тратах или даже расхищении бюджетных средств становится второстепенным. В те годы проблемой интересовались лишь отдельные НПО и журналисты; они публиковали документы, ознакомиться с которыми может каждый желающий, но на них мало кто обращал внимание. Новые правители на первых порах вели себя скромней, но и им хотелось сладкой жизни с блэкджеком и шлюхами в нищей стране, над которой уже 20 лет, как стервятники, кружат безработица, голод и (как бы помягче выразиться) пауперизм. В какой-то момент это нарастающее желание начало шинковать в капусту их неокрепшие умы.

Правительство было вынуждено отреагировать. Штрафной с близкого расстояния пробил бывший капитан сборной Грузии Каха Каладзе, он же министр энергетики, он же генсек правящей партии. Он резко осудил страстного автолюбителя и пообещал, что его вопрос будет рассмотрен на политбюро (вообще-то их главный орган называется политсовет, но так лучше рифмуется). Беридзе тут же скис, заскучал, отменил тендер и вроде как признал ошибку, но веселье только начиналось. Вице-спикер парламента, мажоритарный депутат от Батуми Мурман Думбадзе сказал, что заявление Каладзе является попыткой давления центра на автономию и власти Аджарии имеют право распоряжаться местным бюджетом так, как посчитают нужным, походя отметив, что новенькие машины есть у всех членов правительства. Таким образом, впервые в мировой истории идея автономии была напрямую увязана с правом самостийной закупки навороченных джипов, и это, безусловно, потрясло аудиторию. В дискуссию вмешался председатель правительства Аджарии Арчил Хабадзе, который в отличие от Иммануила Канта воздержался от критики чистого разума, но намекнул на помутнение рассудка радеющего за автономию Думбадзе и заявил, что центр никому рук не выкручивал. На момент написания статьи обмен мнениями продолжался.

Дело было в Батуми, похожем на гордиев узел, в котором переплелись интересы иностранных держав и грызущихся за власть местных политических группировок. Кстати, не исключено, что одна из них и подкинула Беридзе идею покупки нового авто, а он по неопытности жадно заглотал наживку. Эпический снегопад вывел из строя линии электропередач. Батумцы долго сидели без света и тихо, но вдохновенно материли власть. Когда они, наконец, смогли включить телевизоры, то увидели, что высшие чиновники энергично, как половозрелые шимпанзе, скачут вокруг какого-то поганого джипа. Трудящиеся Аджарии отреагировали на это весьма и весьма нервно.

Вообще, большая часть граждан Грузии не считает, что отцы отечества должны спать на походных кроватях, носить потертые френчи и ездить на мотороллерах. Подразумевается, что чиновники могут пользоваться всем спектром привилегий и жить немного лучше среднестатистических представителей среднего класса. Можно сказать, что общественное мнение позволяет им тихо грешить и ненавязчиво обогащаться. Но когда кто-либо из них скатывается в откровенное свинство, в обществе происходит эмоциональный всплеск, и погасить его весьма непросто, тем более сейчас, когда избиратели «Грузинской мечты» требуют от новой власти, чтобы она была на порядок лучше старой во всех без исключения аспектах. И тут возникает банальный древний, как коготь птеродактиля, вопрос: как заставить чиновников умерить аппетиты?

Карающий меч правосудия штука, конечно, неплохая, но много им не навоюешь; место павших у кормушки моментально займут другие, более осторожные, но не менее прожорливые. По идее, как бы патетически это не прозвучало, нужно в корне менять отношение к госслужбе и политике, как к инструменту обустройства безбедной жизни, культивировать новую этику, качественно обновлять элиту, но для этого необходимы политическая воля и хоть какие-нибудь идеалы. Но есть ли они у нового руководства? Кто станет утверждать, что оно способно осуществить эту революцию?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG