Accessibility links

Отец Дорофей: «Вместе мы быстро решим церковный вопрос»


Председатель церковного совета Священной митрополии Абхазии, архимандрит Дорофей (Дбар)

Председатель церковного совета Священной митрополии Абхазии, архимандрит Дорофей (Дбар)

ПРАГА---В рубрике «Гость недели» председатель церковного совета Священной митрополии Абхазии, архимандрит Дорофей (Дбар).

Дэмис Поландов: Отец Дорофей, я собирался вам звонить на днях, чтобы как-то подвести церковные, религиозные итоги года для Абхазии, но вы меня немного опередили – актуализировали нашу беседу. Я обнаружил в Facebook вашу небольшую заметку-комментарий на недавнее послание Александра Анкваб парламенту. Вы достаточно критически отозвались на это послание. Могли бы вы сказать, что именно вас не устроило в этом документе?

Отец Дорофей: Прежде всего, я, как гражданин этой страны, безусловно, наблюдаю за всеми процессами, происходящими в Абхазии. Тем более что церковный вопрос, который, как вы знаете, обсуждается в последние годы и в обществе, тоже имеет, может быть, не самое прямое, но, тем не менее, достаточно серьезное отношение к политической ситуации, к тому, что происходит в политической жизни Абхазии. Поэтому, конечно, я наблюдаю за всеми процессами. В данном случае послание президента, которое было направлено в парламент, разумеется, адресовано не только депутатам Народного собрания, но и всем гражданам. В тексте послания речь идет об экономике, здравоохранении, большей частью о строительстве, приводится много цифр и т.д.


Мне бы хотелось, наверное, как и многим гражданам нашей страны, чтобы президент говорил не только о внутренней политике, экономике, финансах, здравоохранении, но и о самых главных проблемах – о будущем Абхазии. Укрепление независимости нашего государства и более широкое признание – это, наверное, самый первый вопрос. Почему? Потому что, когда мы признаны четырьмя странами, обратный отсчет может быстро закончиться. Меня беспокоит безопасность нашей страны. Опять начнутся военные действия, будет пролита кровь, опять будет трагедия, жертвы. Наш народ уже достаточно настрадался от этих бесконечных войн. Правовой статус Абхазии отчасти является главным стержнем безопасности и будущего страны.

Дэмис Поландов: Отец Дорофей, понятно, что в этом году Абхазия не получила какого-то признания, поэтому, наверное, логично то, что власть редко говорит о своих неудачах, и в данном случае это можно рассматривать именно как неудачу. Не обусловлено ли ваше недовольство позицией властей по абхазскому церковному вопросу?

Отец Дорофей: Что значит неудачи? Президент должен говорить о неудачных вопросах, а не об успехах в разных направлениях, и необязательно президент всегда должен говорить исключительно о победах и успехах – такого не бывает. Бывают и поражения, и проблемы, и процессы, в том числе и в вопросе признания Абхазии. Я понимаю, что в течение этого года в этом отношении велось много работы со стороны Министерства иностранных дел. Нужно говорить народу о том, что были встречи, велись консультации. Да, может быть, безуспешно, но безуспешно для этого года. Мы должны видеть, что в этом направлении идет работа. Я как-то отметил: если абхазская делегация в самом серьезном составе не поехала на похоронные мероприятия, связанных с президентом Венесуэлы, где присутствовали многие политики и руководители многих стран; если руководство страны, в данном случае президент, ни разу не был, пусть даже с неофициальным визитом, в странах, где проживает абхазская диаспора; если руководство страны не будет принимать журналистов, приезжающих из разных стран, беседовать с ними; если они будут требовать от них заранее заготовленные в письменном виде тексты, о чем будет идти речь, и что конкретно будет говориться, страховаться от всего, – вопрос признания никогда не произойдет. Я просто знаю отдельные моменты в этом направлении, которые ведет и нынешнее правительство, я знаю какие-то отдельные аспекты, которые не могу сейчас публично озвучить, но я знаю, что в этом процессе очень многое зависит от более активной работы.

Теперь по второй части вопроса. Я не то что выразил недовольство. Сейчас в Facebook, в социальных сетях очень часто говорят: вот, пока президент поддерживал отца Дорофея, тот не выступал, а сейчас, как только президент в мае заявил о кардинальном изменении по поводу его позиции в церковном вопросе, отец Дорофей стал критиковать его и т.д. Знаете, это большая ошибка. Дело в том, что намного раньше того известного обращения президента на абхазо-российском форуме у нас состоялось несколько встреч и телефонных разговоров, которые, может быть, отчасти и спровоцировали изменение позиции (хотя я этого не утверждаю), потому что за два месяца до этого форума состоялся очень жесткий телефонный разговор с президентом, который начался с проблемы черепицы Афонского монастыря и закончился общим взглядом на многие вопросы. Я понимаю, что абхазский церковный вопрос не так быстро решится. Да, меня в определенной части не устраивает позиция нынешних властей по этому вопросу, потому что в связи с этим во многом продвижение этого вопроса приостановлено, т.к. нет четкой позиции властей. Мне очень хочется, чтобы было меньше политики в решении церковного вопроса, и еще меньше – участия политиков. Но не я ставлю условия в решении этого вопроса. Есть условия, которые ставят Абхазии. Мы – заинтересованная сторона, и я вынужден учитывать эти условия. Одним из них является более четкая позиция абхазских властей в этом вопросе.

Дэмис Поландов: То есть, отец Дорофей, вы имеете в виду, что если в Абхазии будет консолидированное мнение и жителей, и властей, и не будет, может быть, раскола в церковной среде, то этот церковный вопрос решился бы намного быстрее?

Отец Дорофей: В 2012-м году, т.е. ровно год назад после встречи во Вселенской патриархии, на которой присутствовал не только я – нас было пять человек, у нас не было двусмысленного ощущения, решится наш вопрос или нет, – у нас был совершенно определенный шанс, но мы его не использовали. Я тогда сразу заявил о том, что если мы объединимся сейчас, если мы выступим все вместе – и представители духовенства, и руководители страны, - то мы его очень быстро решим, если нет, то этот процесс затянется. К сожалению, я вынужден констатировать, что другая сторона абхазского духовенства, т.е. те люди, которые с отцом Виссарионом сделали все возможное, используя в том числе возможности Московской патриархии, чтобы показать православному миру, что в Абхазии те предложения и инициативы, о которых говорит отец Дорофей, не единственны. Есть другая точка зрения, другое мнение. Более того, это другое мнение поддерживается большинством духовенства. Священная митрополия Абхазии – это отец Дорофей, отец Андрей и отец Давид. Отец Виссарион – это 20 священников. Поэтому людей, в чьих руках находится решение нашего вопроса, в определенном смысле остановила эта ситуация, и я ничего не мог с этим сделать.

Дэмис Поландов: Отец Дорофей, я хотел бы задать вопрос о будущем: какой выход из текущей ситуации, что вы собираетесь предпринимать?

Отец Дорофей: Знаете, мы как работали, так и будем работать в дальнейшем, и у меня нет никаких сомнений в том, что абхазский церковный вопрос рано или поздно решится. Это вопрос времени. Будем живы, даст Бог, – все решится. Другое дело, что сегодняшняя ситуация такова, что если раньше у нас была проблема в том, чтобы выйти к православному сообществу, донести до него проблемы Абхазии, поставить этот вопрос перед многими главами церквей, то сегодня у нас такой проблемы нет – Абхазский вопрос хорошо известен, и все, кто должен его решить, в курсе о том, что происходит там. Вопрос заключается только в нас, т.е. мы не едины в этом вопросе, и у абхазских властей в этом отношении нет четкой позиции. Прагматическая, реальная ситуация, которая существует с точки зрения богословия, нравственности – устраивает это или нет, – именно такова: пока не будет обращения президента и руководства страны к Вселенской патриархии с просьбой решить вопрос воссоздания Абхазской церкви, – ничего не решится. Пока мы внутри будем говорить о том, что то мы хотим автокефалию и независимость, то не хотим, то мы хотим двойную юрисдикцию, то независимость, но в то же время эта независимость где-то там, в присоединившейся какой-то митрополии, епархии, т.е. пока будут эти расплывчатые и невнятные высказывания позиции по этому вопросу, решение его будет затягиваться. Мы не используем имеющиеся сегодня у нас возможности. А не используем (именно поэтому, видимо, я был резок в отношении послания президента) потому, что господствует экономический интерес, т.е. мы боимся того, что не будет финансирования или еще чего-то, если будем работать в других направлениях. Не будет никакой внешней политики, если мы будем сидеть в Абхазии и заниматься только стройками.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG