Accessibility links

Двадцать лет неизвестности


На днях кабинет министров предоставил близким родственникам погибших воинов материалы экспертизы, проведенной под эгидой Международного Красного Креста в столице Хорватии Загребе

На днях кабинет министров предоставил близким родственникам погибших воинов материалы экспертизы, проведенной под эгидой Международного Красного Креста в столице Хорватии Загребе

Сегодня родственники погибших защитников Абхазии, тела которых были эксгумированы из братской могилы в Парке боевой славы в центре Сухума и опознаны экспертами, сообщили правительству, где именно они желают перезахоронить останки – в Парке славы или на родовых кладбищах. Уже в среду, как сообщает Апсныпресс, тела будут переданы родственникам.

В соответствии с договоренностями между правительством Абхазии и Миссией Международного Красного Креста (МККК) в июле нынешнего года международными экспертами была проведена эксгумация тел, захороненных в Парке славы. Речь идет о неопознанных останках более 60 человек, погибших в грузино-абхазской войне. На днях в кабинет министров пригласили близких родственников погибших и предоставили им материалы экспертизы, проведенной под эгидой МККК в столице Хорватии Загребе. Премьер-министр Леонид Лакербая огласил фамилии тех, чьи останки были опознаны.

Первое из имен, названных премьер-министром, – «Лагвилава Вадим Валерьевич, 1970 года рождения». Меня обожгли воспоминания... Нет, погибшего я не знал, но вспомнил посещение в сентябре 2005 года дома его родителей в селе Нижняя Эшера.


Это был двухэтажный красавец-дом в очень живописном месте, где жили Валерий Сергеевич Лагвилава с супругой и их сын Владик. Привез меня туда их родственник, главный редактор журнала «Алашара» Анатолий Лагулаа, который объяснил, что они просят написать в газете об их пропавшем без вести в марте 93-го старшем сыне. Они надеялись, что кто-то из тех, кто прочтет публикацию, что-то знает о нем. Естественен был мой вопрос Анатолию: а разве он сам не мог бы написать об этом? Оказалось, что он уже писал и печатал на абхазском языке, и не раз. Но никакой новой информации так и не появилось, а сердца родителей не успокаиваются, им хочется использовать любой возможный шанс...

Незадолго до нашей встречи один мальчик из Очамчырского района рассказал им, что слышал разговор в селе о некоем Лагвилава, которого держат в Верхней Сванетии в качестве пленника и заставляют работать на хозяев. Сколько усилий было предпринято, чтобы отыскать участников того разговора, но в итоге те сказали, что мальчик что-то напутал...

Как и все любящие родители, хозяева готовы были часами рассказывать о своем сыне, его первых шагах. В детском саду он сам одевался и ждал прихода за ним мамы. В три года он уже читал детские книжки и наизусть знал сказку про Айболита. Окончил сухумскую 20-ю среднюю школу с серебряной медалью и поступил учиться на истфак Белорусского госуниверситета. В 1992-м окончил университет и после недолгого пребывания дома снова уехал в Минск поступать в аспирантуру. Там и застало его 14 августа 1992-го...

Сперва его взяли только в комендантский взвод в селе Нижняя Эшера: у него было слабое зрение, носил очки. Но во время мартовского наступления он пошел в бой. У него не было автомата, и он вызвался помогать гранатометчику. Рассказывают, что в какой-то момент у него упали очки, он долго искал их на земле, потом нашел, но уже с одним разбитым стеклом. Трое суток группа абхазских бойцов просидела в подвале одного из частных домов в районе кемпинга. Видели, как он страдал, раненый в ногу, как ему сделали обезболивающий укол. Получив приказ, стали отходить на левый берег Гумисты. Видели, как Вадима кто-то вел, потом началась перестрелка, и его оставили возле больших камней. Когда вернулись за ним, чтобы переправить через реку, то не нашли. Так же пропал и командир роты Заканбей Маршан.

Все годы после войны 9 сентября родители Вадима собирали его друзей и вместе с родственниками отмечали его день рождения.

И вот спустя более двадцати лет в истории его жизни поставлена окончательная точка. Я не разговаривал в эти дни с родителями Вадима, хотя и знаю, что они решили оставить тело сына в Парке славы. В таких случаях, наверное, испытываешь смешанные чувства. С одной стороны, угасла последняя призрачная надежда на то, что близкий человек остался жив. С другой стороны, знаешь, что его тело обрело покой, что к нему можно приходить на могилу.

Сегодня в списках пропавших без вести в Абхазии значатся 150 человек. На встрече с родственниками погибших и пропавших без вести Леонид Лакербая выразил им соболезнования. Премьер-министр вновь обратился с просьбой сдать анализ ДНК к тем родственникам, которые этого еще не сделали (анализы ДНК сдали 126 семей). Это даст возможность продолжить работы по идентификации останков.

Лакербая также сообщил, что «грузинская сторона сейчас ведет себя достойно в вопросе пропавших без вести». «Я думаю, они поняли, что проблема пропавших без вести – не политическая, а чисто гуманитарная», – сказал он.

Кстати, работы по вскрытию захоронений в Абхазии, в которых покоятся грузины, погибшие во время войны, начнутся в 2014 году.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG