Accessibility links

Каха Кахишвили: «Я ожидал более обоснованного комментария»


Юрист Каха Кахишвили

Юрист Каха Кахишвили

ПРАГА---Продолжаем тему с юристом Кахой Кахишвили, который находится на прямой связи из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Мы с вами в последнее время очень часто стали беседовать в эфире. Причиной тому являются неиссякаемые скандалы, связанные с высокопоставленными представителями правоохранительных органов. По-вашему, подобные назначения – я имею в виду Отара Парцхаладзе – можно квалифицировать как ошибку новых властей по неопытности, или мы все-таки имеем дело с какими-то далеко идущими стратегическими планами? Разве так уж необходимо было давать лишний козырь в руки оппозиции и назначать человека с сомнительным прошлым, нельзя было найти хорошего специалиста с незапятнанной репутацией?

Каха Кахишвили: Я абсолютно с вами согласен. До назначения на такую высокую должность обязательно должны были изучить биографию кандидата, после чего уже принимать решение о его назначении. Конечно, очень неприятно оказаться в таком неловком положении. Я думаю, что коалиция должна хорошо обдумать свои дальнейшие решения по поводу генерального прокурора, потому что, с одной стороны, когда уже стало ясно и очевидно, что он сам сознался в том, что когда-то был осужден в Германии за совершение преступления, я думаю, что несмотря на то, есть ли там юридические основания или нет или уже истекли сроки давности после приговора суда, в любом случае действует моральный принцип, который должен основываться на принятии решения о генеральном прокуроре Грузии.


Я думаю, что когда общество узнало о том, что сам генеральный прокурор когда-то был осужден, было бы неплохо, если бы он представил приговор немецкого суда, о котором он сам говорил, потому что у общественности двойная информация, т.е. в соцсетях распространили копию приговора немецкого суда о том, что Парцхаладзе был осужден за разбой, а сам он в сегодняшнем обращении к населению заявил, что был осужден за сопротивление полицейскому.

Кети Бочоришвили: Действительно, отмалчиваться в этой ситуации, наверное, было бы не совсем правильно, потому что в обществе уже на эту тему ходили шутки, что никто не видел этого человека, что на телевидении фигурировала все время одна-единственная фотография, и уже вокруг этой личности все время была какая-то ирония.

Каха Кахишвили: Я с вами согласен, потому что, наверное, у него была своя стратегия, как он должен был руководить прокуратурой. Он старался придерживаться принципа Адеишвили, которого никто не видел в течение нескольких лет. Но он не осознал того, что это уже другое, открытое общество, которое требует намного больше информации, и власть обязана представлять обществу больше информации.

Кети Бочоришвили: Да, конечно, если у нас был такой прецедент с Адеишвили. Недомолвки никогда не играют в пользу человека, тем более, высокопоставленного.

Каха Кахишвили: Честно говоря, я ожидал более обоснованного комментария по поводу приговора. Я считаю, что распространенное сегодня в СМИ заявление все-таки неполное и не дает возможности обществу определить точную картину, с чем мы имеем дело. Если завтра Генеральная прокуратура представит более обоснованную позицию, было бы намного лучше.

Кети Бочоришвили: Вы как раз предвосхитили мой вопрос: каким, на ваш взгляд, был бы правильный шаг властей в этих условиях, чтобы дальше не нагнетать обстановку, и как-то достойно выйти из этой ситуации?

Каха Кахишвили: Я просто не знаю, что на самом деле произошло, потому что, как я уже сказал, у нас информация о двух приговорах, один – о котором говорит сам Парцхаладзе, а второй – распространенный в социальных сетях, который говорит о том, что он был осужден за разбой.

Кети Бочоришвили: В любом случае существует же какая-то универсальная формула, чтобы и волки были сыты, и овцы целы?

Каха Кахишвили: В любом случае, если у нас есть прокурор, который отбывал наказание и был осужден, я думаю, что если не сам Парцхаладзе, то политическое руководство Грузии должно принять решение и полностью взять политическую ответственность за данное решение. То есть, если оно говорит, что нет, мы не будем освобождать его – это уже политическое решение, ответственность за которое власть возьмет на себя. Если премьер-министр примет решение об отстранении генерального прокурора с должности, то это уже совсем другое решение.
XS
SM
MD
LG