Accessibility links

Бои без правил в осетинской сети


Социальные сети в Южной Осетии выполняют роль сектора гражданской журналистики. Но и здесь большей частью наблюдается скорее «бой быков» и троллинг, нежели попытка спокойного осмысления происходящего

Социальные сети в Южной Осетии выполняют роль сектора гражданской журналистики. Но и здесь большей частью наблюдается скорее «бой быков» и троллинг, нежели попытка спокойного осмысления происходящего

В Южной Осетии не так много интернет-ресурсов. В основном это государственные издания, информагентство «Рес», официальные сайты президента и правительства, интернет-версии республиканских газет. Из негосударственных можно назвать разве что «Осинформ», остальные делаются за пределами республики.

Как правило, осетинские сайты заполнены статьями других изданий с редким вкраплением эксклюзивных материалов. Сразу бросается в глаза дефицит интеллектуальных ресурсов и аналитического подхода, отсутствие попыток разобраться в происходящем вокруг. Вместо этого сайты полны рассуждений об угрозах, которые исходят от враждебных соседей и внутренних предателей. Здесь же крайне мифологизированная история и непонятно откуда взявшаяся убежденность, что вселенские силы зла и добра сошлись в своей борьбе за контроль над республикой Южная Осетия. Участие сайтов во внутриполитической конкуренции выглядит не как спор идеологических противников, а как межличностный конфликт, приправленный политическим соусом в духе советского агитпропа.


Югоосетинский эксперт Коста Дзугаев такое плачевное состояние местных интернет-ресурсов связывает с тем, что югоосетинский интеллектуальный класс остался за пределами информационного пространства и виноваты в этом, прежде всего, власти, которые оказались не в состоянии привлечь свои элиты к созиданию республики:

«Сегодня общественная жизнь перемещается в социальные сети. Число югоосетинских интернет-пользователей превышает двадцать тысяч, по охвату населения это выводит социальные сети на первую позицию, обгоняя телевидение. Но и там в последнее время чувствуется настороженность пользователей. Это следствие растущего в республике напряжения перед парламентскими выборами».

В самом деле, социальные сети в Южной Осетии выполняют роль сектора гражданской журналистики. Но и здесь большей частью наблюдается скорее «бой быков» и троллинг, нежели попытка спокойного осмысления происходящего. По мнению депутата первого созыва югоосетинского парламента Ларисы Остаевой, интеллектуалы, конечно, нуждаются в публичной дискуссии в своей среде, но они не готовы участвовать в этих склоках.

Остаева вспоминает начало 90-х годов прошлого столетия, когда югоосетинское общество было едино перед лицом угроз, исходивших от Грузии. Тогда на интеллигенцию люди смотрели с надеждой, прислушивались к ней. Потом все изменилось, говорит Лариса Остаева:

«Режим Кокойты оказывал давление на людей – они стали бояться, отошли в сторону и замолчали. Всплеск произошел после выборов президента 2011 года. Я надеялась, что вот теперь соберется наше интеллектуальное сообщество, но этого не случилось. Люди потеряли контакт между собой, и за прошедшие два года он пока не восстановился. Давайте говорить! Не о том, что мы против Грузии, Америки или кого-нибудь еще, а говорить о том, что нас самих тревожит. Но этого пока нет, как-то все распалось, и очень трудно это собрать».

По мнению Ларисы Остаевой, проблема еще и в том, что в республике не оказалось центра притяжения, вокруг которого могло бы вновь собраться общество и местная интеллигенция вновь ощутила бы свою востребованность. В итоге, югоосетинская элита переключается на Россию, постепенно оставляя Южную Осетию на периферии своего внимания. Так происходит миграция югоосетинских интеллектуалов, которая приводит к затуманиванию перспектив республики в отсутствие образованного класса.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG