Accessibility links

«Ситуация там удручающая»


По словам представителя комитета по здравоохранению и социальной защите Беслана Цвинария, в Ткуарчале ситуация неизвестности обрастает слухами всевозможными, тревога у людей за будущее: чего ожидать, что может быть?

По словам представителя комитета по здравоохранению и социальной защите Беслана Цвинария, в Ткуарчале ситуация неизвестности обрастает слухами всевозможными, тревога у людей за будущее: чего ожидать, что может быть?

На днях группа депутатов парламента республики Абхазия отправилась в Ткуарчал, чтобы на месте ознакомится с ситуацией в городе, в котором недавно произошла вспышка острого инфекционного заболевания. Участником этой группы был член комитета по здравоохранению и социальной защите, депутат Беслан Цвинария.

– Почему депутаты парламента сами решили выехать в Ткуарчал?

– Комитет по своим обязанностям должен был там быть. Кроме всего прочего, это проявление небезразличия. Необходимо было дать понять людям, которые оказались в этой ситуации, что они не одни, что с ними рядом находятся другие люди, которые не оставят их в беде.

– Какая картина вам открылась в Ткуарчале?

– По той информации, которую мы получили от главврача больницы, за первоначальной помощью обратились 1200 человек. В общей сложности обращений вместе с повторными было 2225. Конечно, ситуация там удручающая. В связи с этой болезнью закрылись школы и детские сады. Те люди, которые были заняты на работе в этих учреждениях, тоже не работают, сидят дома. Там совершенно отсутствует информация у населения, почему это произошло. Каковы причины произошедшего? Ситуация неизвестности обрастает слухами всевозможными, тревога у людей за будущее: чего ожидать, что может быть? Поэтому, я думаю, не только депутатам чаще надо туда выезжать, но и другим структурам, в том числе исполнительной власти, надо попытаться более эффективно информировать население о том, что происходит, что может быть и что делать в этой ситуации.


– Что вам удалось выяснить? На каком этапе вода загрязняется?

– Мы встречались с главой администрации. Я могу говорить только с его слов. В месте впадения реки Геджирки в реку Галидзгу отбирали пробы для анализа. Коли-индекс (показатель фекального загрязнения – прим. «Эхо Кавказа) в Геджирке при входе в Галидзгу составил 1100 единиц. И в Галидзге, в том месте, где в нее впадает Геджирка, он тоже составляет 1100. Потом сделали заборы проб на 500 метров выше и по одной, и по другой реке. В Геджирке коли-индекс оказался 240, а в Галидзге – 23. Получается, что загрязняет воду, по сути, эта маленькая речка. Если бы это было разовое загрязнение, то за счет напора воды течение реки загрязнение унесло, и она бы очистилась. Но там стабильно коли-индекс держится на этом уровне. Затем эта вода попадает в водозабор. Уже там, на водозаборе, коли-индекс составлял 240, а вот на выходе из водозабора в водопроводных трубах он опять составляет 1100. В настоящий момент начали эту воду хлорировать, и тут же коли-индекс дошел до нормы. Это говорит о том, к сожалению, что пока у нас проблема не проявит себя настолько громогласно, что уже дальше некуда, никто не начинает предпринимать шаги, чтобы ее устранить. А это можно было делать, на мой взгляд, еще до того, как она появилась. Если бы вода хлорировалась вовремя в нормальных дозах и в соответствии с требованиями, я думаю, этой картины в городе бы не было.

– Известно ли что-нибудь о том, как поступает загрязнение в воду, откуда оно берется?

– Попадание в воду инфекции невозможно без присутствия человека. Там были разные версии, что корова упала или еще какое-то животное, но они не могут быть носителями дизентерии. Только человеческий фактор. Самое примечательное, что в том месте, где более всего загрязнена вода в радиусе четырех километров никто не проживает. Это труднодоступное место. Причем, один человек не может заразить весь город, для этого там должен быть населенный пункт и должно быть много людей, которые являются носителями дизентерийной палочки. В послевоенное время все водоводные трубы были проложены заново и на расстоянии от канализационных труб, поэтому говорить о том, что канализационные потоки попадают в водовод, неправильно.

– Так что можно сказать об источнике заражения?

– Это вопрос, на который сегодня никто не имеет ответа. В настоящий момент проводится расследование Службой госбезопасности Абхазии совместно с Министерством внутренних дел и прокуратурой. Я думаю, что только после завершения их работы можно будет говорить о каких-то результатах. Сегодня никто не готов дать ответ на вопрос, в связи с чем это произошло.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG