Accessibility links

Ведь это так просто...


Современные осетины давно перестали праздновать Новый год по традициям. Хотя некоторые древние новогодние обряды, считают местные этнографы, могут быть восстановлены

Современные осетины давно перестали праздновать Новый год по традициям. Хотя некоторые древние новогодние обряды, считают местные этнографы, могут быть восстановлены

Современные осетины давно перестали праздновать Новый год по традициям. Хотя некоторые древние новогодние обряды, считают местные этнографы, могут быть восстановлены.

С утра искала людей, которые могли бы рассказать о национальных обычаях, связанных с празднованием Нового года. Знакомые пожимали плечами: дескать, празднуем, как обычно, – оливье, вино, мясо, бокал шампанского в 12 ночи под бой кремлевских курантов. Кто-то пожалел, что национальные традиции утрачены, хотя и не сумел сказать, какие именно. Мне посоветовали встретиться с местным этнографом Ирбегом Маргиевым. Как выяснилось, 34-летний ученый по крупицам собирает обычаи предков, в том числе и касающихся празднования Нового года. Да и сам он до недавнего времени жил в высокогорном селе, поэтому с некоторыми из обрядов знаком не понаслышке. Оказывается, Новый год для наших предков начинался не 1 января, как сейчас, а 25-го декабря. И вот почему:


«У наших предков не было календаря, и жили они, наблюдая за движением солнца на небе. Ведь они были жителями гор. В этот день то, как солнце вставало и заходило, говорило им, что день увеличился, а ночь стала короче. Вот с 24-го на 25-е декабря они и начинали праздновать Новый год. Наши предки ведь были солнцепоклонниками, и в этот день солнце становилось сильнее. Поэтому они выбрали 25 декабря».

В обычаях многих народов 24 декабря или день зимнего солнцестояния отмечался как особая дата. Но в празднованиях осетин были свои особенности, говорит Ирбег Маргиев:

«На Новый год резали только крупный рогатый скот и возносили хвалу Богу только этим мясом. На Новый год обязательно пекли артхурон – пирог с начинкой из сыра, масла. От слов «арт» (огонь) и «хур» (солнце). Делали его так: это была похожая на солнце большая круглая лепешка с дырочкой посередине. Похоже на хабизджен (традиционный пирог), только тесто вокруг этого «глаза солнца» собирали так, что складки получались похожими на солнечные лучи. Пекли артхурон вечером 24 декабря, но ели только с утра 25-го. Отведать его могли только члены семьи, посторонних угощать было нельзя. Если кто-то из семьи находился в дороге, ему оставляли кусок. Если в семье была беременная женщина, то ей давали два куска. Ни одна крошка от пирога не должна была упасть на землю – это сулило несчастье в следующем году».

По словам Маргиева, в этот же пирог запекали монетку, и тот, кому она попалась, в следующем году должен был обрести счастье. Пили только пиво, говорит этнограф, вино и водка – это уже современные веяния. Наши предки отрицательно относились к крепким напиткам, так как считали, что они способствуют «потере разума». Новогоднее дерево, говорит Ирбег Маргиев, также было неизменным атрибутом празднования Нового года у осетин:

«Наши предки отправляли в лес младших в семье мальчиков – от 10 до15 лет, – которые приносили умирающую ель, которая не совсем засохла и могла еще стоять в земле (срубать живую елку считалось делом небогоугодным). Возле каждого дома ставили такую ель, подтыкая ее со всех сторон сеном. На следующий день рано утром, еще затемно, тот, кто раньше всех вставал, поджигал эту елку. И пока она горела, в огонь кидали фиу (высушенный жир, снятый с поверхности внутренних органов крупного рогатого скота) и кричали: да будет жир у нас в домах, да будет жир у нас в кладовке и жир в хлеву. Жир для наших предков был олицетворением благополучия и достатка, которых они желали себе и в следующем году. Этим жиром обмазывали и пороги дома. Сейчас это воспринимается по-другому, но тогда это было очень важным обрядом».

А еще, рассказывает этнограф, в женской половине дома хранилась «бусина желаний», которую якобы доставали из-под языка змеи. Но хранителем этой семейной реликвии должен был быть мужчина. Под Новый год он доставал магическую драгоценность и вглядывался в нее, угадывая будущее. Маргиев утверждает, что такие бусины до сих пор хранятся в семьях жителей некоторых горных сел. Об обычаях предков Ирбег готов говорить часами, однако его расстраивает то, что осетины с такой легкостью предали забвению свои традиции. Ведь это так просто, говорит он, – испечь артхурон, поставить на стол пиво, пойти к соседям с пучком сена и пожелать им столько добра в наступающем году, сколько травинок в охапке. А потом бросить сено в огонь и сказать: пусть сгорят вместе с ним все сглазы и напасти!


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG