Accessibility links

Александр Черкасов: «Объектом атаки является вся Россия»


Мощность взрывного устройства составила не менее 4 кг в тротиловом эквиваленте. Оно было начинено поражающими элементами, идентичными тем, что использовались во время вчерашнего взрыва на вокзале

Мощность взрывного устройства составила не менее 4 кг в тротиловом эквиваленте. Оно было начинено поражающими элементами, идентичными тем, что использовались во время вчерашнего взрыва на вокзале

ПРАГА---Сегодня утром в Волгограде произошла еще одна трагедия. В час пик был взорван переполненный троллейбус. Минздрав сообщает о 14 погибших и 28 раненных. Вице-губернатор Волгоградской области Василий Галушкин приводит другие данные – 15 убитых. С 30 декабря по 3 января в Волгоградской области объявлен траур. Представитель Следственного комитета Владимир Маркин заявил, что по предварительным данным троллейбус подорвал мужчина-смертник. Его останки отправлены на генетическую экспертизу. Уголовное дело возбуждено по двум статьям – теракт и незаконный оборот оружия или взрывчатки. Маркин также сообщил, что мощность взрывного устройства составила не менее 4 кг в тротиловом эквиваленте. Оно было начинено поражающими элементами, идентичными тем, что использовались во время вчерашнего взрыва на вокзале. По словам Маркина, это подтверждает версию о взаимосвязи двух терактов, которые, возможно, готовились в одном месте. У нас на линии прямой связи из Москвы глава правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.


Кети Бочоришвили: Александр, как вы думаете, кто может стоять за терактами в Волгограде? Почему выбрано это время, почему Волгоград?

Александр Черкасов: Совершенно непонятно, почему Волгоград. Разве что он находится ближе всего из российских поволжских регионов к Северному Кавказу. И почему не Москва? Я сегодня ходил по станции метро «Лубянка», щупал стены, на которых еще осталось выщербленное место от теракта 29 марта 2010 года. Ну, потому что до Москвы не доехали. Честно сказать, сейчас больше всего тревоги, во-первых, из-за того, что это, может быть, не последний взрыв в Волгограде, и поэтому все директивы в адрес силовиков и спецслужб Волгограда, может быть, правда, но несвоевременны. Сейчас главная задача волгоградских спецслужб – не допустить продолжения этой серии терактов. А кто говорит, что это ограничится Волгоградом? Я напомню вам два громких теракта: «Норд-Ост» в Москве, которому предшествовал взрыв около «Макдоналдса» ( несколько заминированных машин по всему городу), и, во-вторых, Беслан, которому предшествовали два взрыва самолетов и еще взрывы в Москве. Кто говорит, что взрывы в Волгограде – это локальное явление? Сейчас приведены в боевую готовность силовики, например, и в Москве. К этому, наверное, будут относиться с пониманием, потому что объектом атаки является вся Россия.

Кети Бочоришвили: Александр, видите ли вы в случившемся какую-либо закономерность?

Александр Черкасов: Закономерность в том, что обещали, то они и делают. Доку Умаров пообещал, что он снимает мораторий на теракты. Ну, то ли снимает мораторий, то ли у него появились новые возможности, то ли он просто озвучивает возможности тех, кто это делает, но мы, в принципе, живем не накануне Нового года. Текущий год закончится в начале марта, когда закончится Олимпиада, а пока у нас все продолжается. Соответственно, если главным событием и самым охраняемым объектом у нас является олимпийский факел, то, видимо, с Олимпиадой и были связаны планы террористов.

Кети Бочоришвили: Вы как раз предвосхитили мой вопрос, значит, вы тоже так считаете. Очень многие ваши коллеги уже сказали, что увязывают этот теракт с Олимпиадой.

Александр Черкасов: Если Доку Умаров напрямую заявил, что они собираются атаковать олимпийский Сочи, то вполне разумная тактика провести сперва серию терактов в других регионах. Я опасаюсь, что это не окончание серии, и то, что мы усиливаем действия силовиков в самых разных регионах, – это вполне оправдано.

Кети Бочоришвили: Александр, судя по предпринятым на данный момент действиям, осознали ли российские власти, с чем имеют дело? Адекватны ли их оценки, действия? Могли ли они вообще предотвратить сам теракт?

Александр Черкасов: Первые действия, когда случившийся за сутки до Волгограда теракт в Пятигорске (машина с 50 кг взрывчатки у отдела Внутренних дел) не был квалифицирован как теракт, или когда обстрел отдела Внутренних дел в Хасавюрте был квалифицирован как хулиганство, то было видно, что они очень не хотят, чтобы накануне Нового года и Олимпиады в новостях звучало это нехорошее слово – «террористический акт». Мы оказались не готовы. Оказывается, мы боролись не с тем: боролись с властью, оппозицией, а то, ради чего 14 лет назад нынешняя власть получила чрезвычайные полномочия – борьба с терроризмом, – к этому как минимум не готовы. Генерал Васильев, который говорил после теракта в «Норд-Осте», что там нет погибших, приводит самые разные оправдания, но не говорит слова «ответственность».

Кети Бочоришвили: Можно ли надеяться, что хотя бы российские спецслужбы воспримут случившееся как урок и разработают новую стратегию обеспечения безопасности граждан?

Александр Черкасов: Сейчас немного поздно говорить о чем-то новом. Они должны были готовиться заранее. Сейчас они должны работать с теми инструкциями, которые имеются. Других силовиков у нас нет, и можно лишь пожелать успехов всем, кто сейчас несет дежурство, и тем, кто расследует уже совершенные теракты.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG