Accessibility links

В защиту свободы слова


В ответ на жалобу тележурналиста Тибилов ответил, что если кто-то из чиновников станет препятствовать той или иной публикации, то обязательно будет наказан

В ответ на жалобу тележурналиста Тибилов ответил, что если кто-то из чиновников станет препятствовать той или иной публикации, то обязательно будет наказан

В республике Южная Осетия обсуждают недавнее заявление президента Тибилова о возможном судебном преследовании главного редактора оппозиционного сайта «Осрадио» Олега Кудухова.

Югоосетинский тележурналист Дзерасса Козаева во время встречи с президентом пожаловалась ему, что чиновники вмешиваются в деятельность государственных СМИ и часто препятствуют выходу критических материалов:

«На ваш взгляд, какое значение имеет свобода слова? Какова роль СМИ в жизни республики? Когда мы готовим репортажи, многие чиновники неправильно реагируют на нашу критику. Тогда зачем нам работать? Мы хотим свободно говорить о том, что видим».

В ответ Леонид Тибилов выступил в защиту свободы слова:


«Я начал свою деятельность с решения, что средства массовой информации мы никак ограничивать не будем. Если кто-то из чиновников станет препятствовать той или иной публикации, – назовите имена, мы вместе будем их наказывать. Я часто слышу критику, и вполне нормально на нее реагирую. Что касается работы чиновников, я улавливаю, что многие из них просто еще не проснулись».

Это прекрасное заявление президента чуть позже было нивелировано прямо противоположной по смыслу репликой, когда Леонид Харитонович обвинил главного редактора сайта «Осрадио» Олега Кудухова в клевете, пригрозил ему судом и едва ли не задержанием, если тот посмеет появиться на территории республики.

Югоосетинский общественник Тимур Цхурбати говорит, что в республике хватает людей, которые могли бы присоединиться к упрекам президента в адрес этого журналиста. В том числе и сам Цхурбати считает Кудухова одним из вдохновителей организованной против него травли во времена Эдуарда Кокойты. Несмотря на это, Тимур Цхурбати считает своим гражданским долгом выступить в защиту Олега Кудухова:

«Президент был очень эмоционален. Я не сомневаюсь в том, что это была оговорка, но как бы там ни было, она прозвучала. Я не испытываю симпатий к Кудухову, может быть, я на него в десять раз больше зол, чем президент, но в данном случае это неважно. Важно, что должен главенствовать закон, а не чье-то мнение, даже если это мнение президента. Кудухов такой же гражданин Южной Осетии, как и любой другой, и объявлять его врагом республики за то, что у него другое мнение, никто не имеет права».

Такое впечатление, что президент был искренен и когда говорил о свободе слова, и когда в сердцах грозил журналисту.

Возможно, все дело в том, что демократические преобразования не стали ведущим замыслом новой югоосетинской власти, не были оформлены в виде главенствующей идеологии.

Получается, что такая демократия – следствие добродушия лидера страны. В то время как ее надо рассматривать как естественное желание людей жить посвободнее.

Подобные конструкции недолговечны, считает директор российского Института прав человека Валентин Гефтер:

«Демократические преобразования по наитию, по традициям, по каким-то представлениям общего характера, конечно, возможны, и тому есть примеры, начиная с советской перестройки, но они во многом зависят от ручного управления, и потому хрупки. Опыт показывает, что рано или поздно эти преобразования кончаются или тупиком, или контрдвижением. Этим начинаниям долгой судьбы не предскажешь, если они основаны на чем-то единичном, не закреплены и опираются лишь на одного лидера или группу людей».

Такая ситуация чем-то напоминает первую мартовскую оттепель, за которой, возможно, наступит весна, а может быть, снова вернется зима.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG