Accessibility links

В Абхазии сейчас пора новогодних визитов. Родственники и друзья ездят друг к другу в гости и помогают допивать припасенное на Новый год спиртное и приготовленные горы салатов и прочей снеди. А для детишек в сквере у администрации Сухума, где установлена городская новогодняя елка, днем проходят утренники для детей… Часа в два-три ночи на 1 января две соседские девчушки, которым лет по двадцать, вызвали такси и поехали к этой сверкающей разноцветными огнями елке. По их словам, там собралось несколько десятков молодых людей. Танцевали под музыку из автомашины, веселились. Домой соседки вернулись около пяти утра…

Для жителей огромного числа городов и городков мира в этой картинке нет, конечно, ничего удивительного. Но в памяти сухумцев, если они не самого юного возраста, хорошо сохранились первые лет пять после войны, когда мало кто рисковал высовываться из дому не то что в ночь-заполночь, а вообще сразу как только начнет темнеть. А еще вспоминаю одного знакомого, который вздыхал в те годы: ты представляешь, ведь наши дети, которые сейчас растут, понятия не имеют ни о каруселях, на которых мы когда-то катались, ни о разных аттракционах…


Нынче летними вечерами на сухумской набережной плотность гуляющего народа еще, пожалуй, не достигла той плотности на один квадратный метр, которую она составляла в середине восьмидесятых. Но вот по количеству и качеству тех самых аттракционов и иных развлечений, в том числе и новогодних, на этом витке исторической спирали мы, слава Богу, уже превысили то, что было лет тридцать назад.

Если же продолжить в политической плоскости разговор о спирали, по которой, как уверяют многие, все на свете развивается, то в абхазском обществе популярны рассуждения о цикле в 10-11 лет. Именно через столько, мол, лет у нас, как правило, происходили бурные события. В советские времена это были так называемые абхазские волнения 1957, 1967, 1978, 1989 годов. Потом эту цикличность (обусловленную, может, копящимися в народе нетерпением и недовольством; кое-кто увязывал ее даже с периодами солнечной активности) нарушила война 1992-1993 годов, время начала которой объяснить гораздо проще – непосредственно после в результате распада СССР. А затем снова было десятилетие до внутриполитического кризиса 2003-2004 годов. И вот еще десятилетие прошло…

Думаю, для тех в Абхазии, кто решительно настроен на «смену режима», эти расчеты покажутся вдохновляющими. Ну, а те, кто очень не любит потрясений и предпочитает эволюцию революциям, скорее всего, понадеются, что вся эта нумерология – чепуха.

Так или иначе, но, по прогнозам многих наблюдателей, вряд ли наступивший 2014 год может быть в политической жизни Абхазии спокойным. Ведь 2013-й, особенно его вторая половина, прошел под знаком беспрерывных атак оппозиции на президента Александра Анкваба. (Это показалось многим весьма неожиданно, если учесть, что предшествующий, 2012-й, несмотря на покушение на жизнь президента, был в целом довольно спокойным и стабильным для власти). Совершенно пока непонятно, как властная команда собирается выходить из ситуации с незаконной паспортизацией в восточных районах республики. Между тем это такой камень, который, если от него не освободиться, может утянуть ее на дно.

Только ленивый сейчас не рассуждает о моменте, который наступит в марте, после завершения Олимпийских игр в Сочи. Действительно, трудно не согласиться с теми российскими, и не только российскими, политологами, которые считают: в последние годы Москва предпочитала воздерживаться от каких-либо резких движений в регионе, дабы не создавать возможные дополнительные риски для благополучного проведения Игр. Но мне кажется, что не стоит и преувеличивать, как некоторые, значение здесь олимпийского фактора. Несколько большая свобода действий – это вовсе не «резкое перекладывание руля». Очень трудно представить себе, чтобы Россия, скажем, пошла на отказ от признания независимости Абхазии и Южной Осетии, то есть на «деоккупацию», как говорят в Тбилиси, – ради того, чтобы Буба Кикабидзе согласился вновь выступать в РФ с концертами. Ибо любой вменяемый человек понимает, что это было бы тушение бензином углей, лежащих сегодня под толстым слоем пепла.

Возможно, что Москва после сочинской Олимпиады начнет активнее высказываться по внутриполитическим проблемам Абхазии и вмешиваться в них. Но очень бы этого не хотелось, так как опыт показывает: чаще всего подобная активность оказывалась контрпродуктивной и всегда воспринимается у нас болезненно. Развяжет ли окончание Игр руки абхазской оппозиции? Да, наверняка. Тем более что в ее среде в последнее время звучали и все более радикальные высказывания.

Но не переоценивает ли оппозиция свои силы и поддержку широких масс, чтобы идти на штурм властных высот задолго до срока президентских выборов? Судя по некоторым высказываниям Александра Анкваба, можно предположить, что он, в свою очередь, готов пойти на обострение и провести в этом году референдум о том, поддерживает ли его народ в качестве президента. Рассчитывая, естественно, на успех.

Ох, не хотелось бы всего этого.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG