Accessibility links

«Это они сами себя!»


Даже со взрывами на Северном Кавказе, в одноименном федеральном округе, ничто слишком дурное накануне Нового года изо всех сил старалось не происходить. Наверное, потому, что накануне Олимпиады плохие новости – это последнее, что нужно главному кремлевскому олимпийцу

Даже со взрывами на Северном Кавказе, в одноименном федеральном округе, ничто слишком дурное накануне Нового года изо всех сил старалось не происходить. Наверное, потому, что накануне Олимпиады плохие новости – это последнее, что нужно главному кремлевскому олимпийцу

Из Чечни – только хорошие новости!

И даже Дед Мороз с ликом Рамзана Кадырова явился на заседание республиканского правительства.

А все нехорошие новости, вестимо, были не из Чечни. У нас ведь тут вообще-то накануне Нового года взрывы были...

Но даже со взрывами на Северном Кавказе, в одноименном федеральном округе, ничто слишком дурное накануне Нового года изо всех сил старалось не происходить. Когда в Пятигорске рядом с отделом внутренних дел рванула машина со взрывчаткой, слово «теракт» никто не произнес. Обстрел из гранатомета другого отдела в Хасавюрте был квалифицирован тамошними пинкертонами как «хулиганство». А два магазина, взорванных в Дербенте, – похоже, в рамках борьбы с пьянством и алкоголизмом, – вообще в новости не попали...

Почему? Наверное, потому, что накануне Олимпиады плохие новости – это последнее, что нужно нашему главному кремлевскому олимпийцу. Улучшает он, понимаешь, имидж, выпускает политзаключенных. Просто так, что ли? А ведь любой теракт в России для простого западного человека будет связан с Олимпиадой.


Но – рвануло. Рвануло на вокзале в Волгограде, совсем рядом с «Хороводом детей» – знаменитым фонтаном. При взрыве были убиты и ранены десятки человек. На следующий день, когда все силовики – и местные, и федеральные – были поставлены на уши, взрыв прогремел в троллейбусе. Снова десятки убитых и раненых...

Вот мы и подошли к главному – к новостям из Чечни. Нет, я не про то, что взрыв был как-то с Чечней связан: даже федеральные силовики и спецслужбы говорят о дагестанском подполье. Главное, что еще до того, как в Волгограде осели пыль, дым и гарь, «народными политологами» – и нашими доморощенными, и обитающими в европейской чеченской диаспоре – была названа Единственно Правильная Версия: взрывы организовали Злобные Российские Спецслужбы!

Признаюсь, меня это очень огорчило – и скорые комментарии, и сами комментаторы.

Они, эти комментаторы, успели вспомнить и предыдущий волгоградский теракт – взрыв автобуса, когда были предъявлены два паспорта смертницы. И Норд-Ост с Бесланом, где «много темных мест». И взрывы осени 1999-го. И уложить самые последние теракты в этот ряд. Очень ровно и плотно уложить, не оставляя места для сомнений. Может, как раз для того, чтобы не оставить места для сомнений?..

Но я немного о другом.

Помните, грозненцы, как 21 октября 1999-го по центру Грозного, по рынку, телеграфу, мечети, роддому жахнули ракетами с кассетными боевыми частями? Погибли около ста сорока человек, еще сотни были ранены. Мужчины, женщины, старики, дети, роженицы... Расследования этого дела, кстати, до сего дня нет – военная прокуратура отрицала само событие преступления.

Тут же российское начальство, включая Путина, бросилось наперебой уверять общественность, что это чеченцы сами себя взорвали. Что «они» там сами на рынке торговали оружием и взрывчаткой. И оно все то ли само, то ли при перестрелке рвануло...

Ложь разных официальных лиц была тогда противоречива, а потом генерал Шаманов в прямом эфире признал: это было применено «средство старшего начальника», – но важно не это…

Важно знакомое: «это они сами себя!»

Тогда – «чеченцы».

Теперь вот – «русские».

Я не хочу ничего хорошего сказать о российских силовиках или о кавказских боевиках: они способны на многое, если не на все.

И бывает, что в результате расследования иногда удается найти второе дно преступлений и трагедий. Хотя, если говорить о спецслужбах, кривые руки и прямые извилины обычно не оставляют для этого места...

Но важнее тут первая реакция.

У людей это обычно – сострадание. Объяснения потом.

Печально, когда начинают с удобных для себя объяснений: «во всем виноваты они!» – чеченцы, евреи, мигранты, кто угодно.

Четырнадцать, или девятнадцать лет назад в России были люди, сочувствовавшие и сопереживавшие горю жителей Чечни, где шла страшная война. Где воевали наши земляки и соплеменники. Из Подмосковья. Из Сибири. Из того же Волгограда. Хотя легче было впериться в телевизор и успокаивать себя: «Они» сами виноваты, сами коварно себя убивают, а «мы» – не при чем!»
Я знаю: в сегодняшнем новогоднем мирном Грозном есть те, кто сопереживал горю Волгограда. Это для меня и есть хорошие новости.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG