Accessibility links

Манфред на сочинской трассе


Зимний туризм в Абхазии – это поистине непаханое поле. Неслучайно несколько лет назад группа бизнесменов из Сингапура – страны, весьма далекой от горнолыжного спорта, – изучала возможность строительства здесь такой базы

Зимний туризм в Абхазии – это поистине непаханое поле. Неслучайно несколько лет назад группа бизнесменов из Сингапура – страны, весьма далекой от горнолыжного спорта, – изучала возможность строительства здесь такой базы

Немецкоговорящий швейцарец Манфред Петрич с 2009 года уже раз пятнадцать побывал в Абхазии. Сначала он приехал в качестве наблюдателя на президентские выборы в республике, а затем привязался к ней, обрел здесь друзей. Абхазия, по его словам, очень похожа на его родину своими ландшафтами. Но в этот раз перед приездом в Сухум Манфред посетил олимпийский Сочи.

Манфреду Петричу 62 года, у него двое взрослых сыновей и дочь, живет в городе Цуг. Занимался в свое время и бизнесом, и журналистикой, и спортом: горными лыжами, плаванием. Участвовал и побеждал в престижных международных соревнованиях. Сейчас у него свой популярный веб-сайт, он также активно выступает в СМИ разных стран. Мне доводилось читать несколько его публикаций в абхазской газете «Новый День», в которых содержались доброжелательные и компетентные размышления о путях развития экономики республики.

Наши знакомство и разговор состоялись в квартире редактора этой газеты Сергея Арутюнова, где Манфред обычно останавливается, приезжая в Сухум. Сергей Арамович стал нашим переводчиком: они общаются на английском.


Манфред только что вернулся из четырехдневной поездки в Красную Поляну, где, как известно, расположился горный кластер зимних Олимпийских игр в Сочи, до начала которых остался месяц. Жил в отеле в поселке «Роза Хутор», где построена Олимпийская деревня. Опробовал олимпийские горнолыжные трассы на привезенных из Швейцарии лыжах и в пошитом по заказу лыжном костюме, в котором использованы цвета абхазского государственного флага: красный, зеленый и белый – с соответствующими надписями» «Апсны» и «Лыжная команда Республики Абхазия». И первым делом после знакомства он начал показывать мне на ноутбуке снятый им получасовой фильм о поездке в Красную Поляну, который уже успел выложить на своем сайте и послать в пресс-центр Олимпийских игр.

Думаю, что он наверняка сравнивал увиденное со швейцарским Санкт-Морицем, который дважды был столицей зимних Олимпиад, правда, давно – в 1928 и 1948 годах. Кроме этого городка, дважды принимали зимнюю Олимпиаду только австрийский Инсбрук и американский Лейк-Плэсид.

Вот что Манфред сказал мне:

«Поскольку я из Швейцарии, где лыжи – национальный вид спорта, и много наших спортсменов приедут участвовать в соревнованиях, а также поскольку это совсем недалеко от Абхазии, где я часто бываю, заранее запланировал побывать в Красной Поляне и посмотреть, насколько там готово все к Олимпийским играм. К тому же многие швейцарские компании участвовали в строительстве олимпийских объектов, в частности подъемников, и мне было интересно… Я все абсолютно проверял, смотрел. Все готово, с моей точки зрения. Думаю, что очень много пропаганды негативной идет с Запада. Но я убедился во всем лично, как спортсмен в прошлом, и очень доволен. Мне очень жаль только и даже непонятно, почему Абхазия не использует возможности Олимпийских игр для пропаганды, рекламы своего государства, для привлечения туристов. Там же есть представительства, скажем, Австрии, других стран… шале, домики всякие. Можно было бы и соседство Абхазии обозначить, это совсем несложно. Это же уникальный шанс, который никогда не повторится. Почему не использовать его? Построить, допустим, абхазскую апацху и приглашать туда гостей Игр…»

Замечание, безусловно, дельное. Вот причерноморские адыги – шапсуги, насколько знаю, активно используют Игры для привлечения внимания к своему малочисленному этносу и его проблемам. Надо, правда, учесть, что МОК не признает Абхазию как независимое государство, потому и абхазские журналисты не будут на Играх аккредитованы. Но ведь и необязательно, чтобы там было, как говорит Манфред, представительство РА…

Между тем отсутствие всякого упоминания о том, что и прибрежный, и горный олимпийские кластеры находятся в нескольких километрах от границы с Абхазией по реке Псоу, действительно удивляет. В конце прошлого года московский журналист Иосиф Гальперин в публикации «Абхазия: пограничное состояние» поделился наблюдением: «Среди новеньких хайвеев и развязок в столице Олимпиады-2014 нет даже указателя – «Абхазия». Просто у монументального зеленого олимпийского кольца, символизирующего Австралию, нужно повернуть по указателю «с. Веселое» – тогда дорога приведет вас к границе с Республикой Абхазия».

Наблюдение Гальперина лишний раз подтверждает, насколько важен незамыленный взгляд. Сами жители Абхазии никогда не обращали внимания на отсутствие такого указателя, поскольку и так знают, куда ехать, а вот для российских автотуристов это наверняка создает неудобства. Неужели это со стороны сочинских властей боязнь рассердить Тбилиси? Или же обычная забывчивость?

Нашим же властям, занятым внутриполитической борьбой, наверное, тоже недосуг обратить внимание на затронутые вопросы.

Наконец, Манфред много говорил о перспективах развития зимнего туризма в Абхазии. Показал мне карту горы Мамзышха близ Гагры, начерченную на основе снимков из космоса. Там можно было бы построить отличную горнолыжную базу; сам он, кстати, много раз спускался с этой горы на лыжах. Он делился своими предложениями с руководством Абхазии, но пока реальной заинтересованности не увидел. Между тем зимний туризм в Абхазии – это поистине непаханое поле. Неслучайно несколько лет назад приезжавшая сюда группа бизнесменов из Сингапура – страны, весьма далекой от горнолыжного спорта, – изучала возможность строительства здесь такой базы.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG