Accessibility links

Гела Николаишвили: «Критерии отбора должны быть изменены»


Грузинский правозащитник Гела Николаишвили

Грузинский правозащитник Гела Николаишвили

ПРАГА---Продолжаем обсуждать тему помилования в прямом эфире с правозащитником Гелой Николаишвили из Тбилиси.

Дэмис Поландов: Батоно Гела, разумеется, грядущее помилование коснется не только жителей Южной Осетии. Известно ли, сколько людей сегодня рекомендовано помиловать президенту, о каких делах идет речь и существуют ли какие-то критерии отбора дел по помилованию?

Гела Николаишвили: Когда была создана новая комиссия по помилованию, ее председатель Алеко Элисашвили озвучил цифру в 600 человек, дела которых уже находились на рассмотрении до создания данной комиссии. Я не могу сказать, насколько увеличилась эта цифра. Как минимум 600 дел там лежало, из них 75 человек попали под массовое помилование. Также официально было объявлено, что завтра должен был состояться второй этап помилования, но буквально несколько часов назад я узнал от членов этой комиссии, что они просто не успевают, и, скорее всего, он состоится 19 января. Пока еще неизвестно, сколько вопросов они решат положительно.


Дэмис Поландов: Наверняка таких заявлений о помиловании президенту и в комиссию поступает намного больше, чем эти несколько сотен дел, о которых вы говорите. Речь идет о том, что уже были отобраны эти 600 дел для помилования и президент их рассматривает? Почему такое маленькое число?

Гела Николаишвили: Эти 600 дел уже лежали на полках, когда к власти пришел новый президент, т.е. это дела, оставшиеся со времен Саакашвили. Бывшая комиссия по помилованию оставила весь этот список, который просто не успели рассмотреть, т.к. была создана новая комиссия, которая продолжила рассматривать эти дела. После этого прошло уже больше месяца и, наверное, добавилось какое-то число, которое, может, достигает тысячи, но по крайней мере о 75 уже объявлено несколько недель назад, и 19-го будет второй этап. По официальному объявлению комиссии, третий этап помилования ожидается к 3 марта.

Дэмис Поландов: Батоно Гела, а кого помилуют? Существуют ли какие-то критерии отбора?

Гела Николаишвили: Есть критерии отбора, хотя, как говорят члены новой комиссии, они должны быть изменены, но по нынешним критериям человек должен был отбыть минимум половину срока. Если заключенный не отбыл еще половины срока, его дело даже не рассматривается, хотя, как объявили члены новой комиссии, эти критерии будут пересмотрены, и, независимо от того, сколько отсидел человек, они будут рассматривать эти дела, исходя из того, что очень много сфабрикованных дел. Наверное, эти дела будут рассмотрены через комиссию по помилованию, и, возможно, большинство из них будут удовлетворены.

Дэмис Поландов: Получается, что вместо того, чтобы как-то выяснить и доказать свою невиновность, люди будут проходить процедуру помилования, т.е. их вина останется на них?

Гела Николаишвили: К сожалению, на данном этапе существуют эти два механизма – помилование и условно-досрочное освобождение, так как механизм, о котором много говорили в течение года, до сих пор не был создан, и до сих пор неизвестно, будет ли он вообще создан.

Дэмис Поландов: Наш корреспондент Олеся Вартанян подняла в своем материале вопрос о заключенных, которые живут в Южной Осетии или Абхазии. Как решаются эти вопросы? Существуют ли какие-то правовые механизмы, как обменивать людей?

Гела Николаишвили: Это чисто политический вопрос. Тут правовая сторона не имеет никакого отношения к вопросу. Президент может помиловать даже приговоренного к пожизненному сроку человека, отбывшего, допустим, даже не 10-15, а около двух лет. Формально он может так поступить, потому что закон не ограничивает его полномочий. Так что, если дело коснется этой категории людей, он, конечно, уже не будет рассматривать его в правовом плане, а будет принято чисто политическое решение.

Дэмис Поландов: У меня к вам вопрос по поводу неограниченного права президента помиловать кого угодно. Эта тема активно обсуждалась, когда Михаил Саакашвили буквально в последние дни перед своим уходом помиловал людей. Тогда говорили о том, что, может быть, стоит лишить президента таких неограниченных полномочий или хотя бы их как-то ограничить. Эта идея до сих пор жива, у нее есть продолжение?

Гела Николаишвили: Если вы спрашиваете мое личное мнение, то я против того, чтобы ограничить это право. Просто любой здравомыслящий президент не должен злоупотреблять своими правами, а если такое случится, то это будет работать против него и будет лишь исключением, а в основном президент должен иметь право без каких-то ограничений, по своему усмотрению принимать решения. Вот вы упомянули политическую сторону дела. Если бы у президента были какие-то ограничения в правовом порядке, то он никак не мог бы помиловать тех людей, которые имеют отношение к осетинской или абхазской стороне, – тогда это будут необязательные и нежелательные ограничения.
XS
SM
MD
LG