Accessibility links

Мой предыдущий блог был посвящен министру по примирению и гражданскому равноправию Грузии Паате Закареишвили, и я не думал, что вернусь к его персоне так скоро. Однако в эти пустые на новости праздничные дни Закареишвили вновь дал повод порассуждать о его деятельности. В ряде интервью, опубликованных в начале года, чиновник сетовал на несамостоятельность абхазских и югоосетинских властей, с которыми он пытается наладить прямой контакт. Обращаясь к абхазскому и южноосетинскому обществам, Закареишвили предложил им «решить свою судьбу безо всякого участия России». По его словам, «Абхазия и Южная Осетия после 2008 года сделали свой выбор в пользу России, но сейчас у них есть шанс вместе с Грузией идти в Европу». Однако несамостоятельные абхазы и осетины, возможно, «не способны видеть шансы, которые им предоставляет Грузия в европейском контексте».

Подобного рода заявления, естественно, вызывают вопросы. Как конфликтолог, новоявленный министр не может не знать, насколько далеки от реальности его предложения. Вообще, очень странно слышать от функционеров «Грузинской мечты» даже такую постановку вопроса – или с нами, или против нас. Ведь когда коалиция шла во власть, о каких-то мгновенных решениях в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах в предвыборных выступлениях речи не было. Наоборот, Бидзина Иванишвили не раз говорил, что быстрого решения конфликтов попросту не существует.


Собственно, именно в ключе постепенной нормализации отношений между народами экспертами рассматривалось и переименование Министерства по реинтеграции в Министерство примирения и гражданского равноправия. Произошло смещение акцента с претензий на территории на куда более важную гуманитарную цель – восстановление доверия между абхазами, осетинами и грузинами и создание базы для построения прочного мира в регионе.

Заявления Закареишвили мне лично видятся возвращением к позициям предыдущих грузинских властей. На самом деле разница лишь риторическая. Да, министр не пользовался экспрессивной лексикой, которую так любит Михаил Саакашвили и компания, но, по сути, назвал власти самопровозглашенных республик марионеточными. Хотя, как раз в том вопросе, который Паата Закареишвили решил поставить ребром, позиция руководства Абхазии и Южной Осетии (а главное – местных обществ!) кажется максимально самостоятельной. Если, конечно, Закареишвили не стал совсем уж «мишистом», отрицая наличие межэтнических конфликтов. В этом случае недалек тот час, когда мы услышим о братьях-абхазах и братьях-осетинах, которые только и ждут возвращения в лоно матери-Грузии, но только российские оккупанты их не отпускают.

Я могу понять разочарование, которое возникло у Пааты Закареишвили после его попыток наладить хоть какие-то контакты с абхазскими и югоосетинскими властями. Действительно, они себя ведут так, будто не существует никаких вопросов, которые можно было бы решать с Тбилиси напрямую. Но можно ли их в этом винить? Неужели Закареишвили рассчитывает, что кто-то забыл или в ближайшем будущем забудет, как официально называлось его ведомство еще несколько дней назад?

Кроме того, я что-то не вижу никаких реальных предложений Министерства примирения и гражданского равноправия, которые бы могли заинтересовать абхазские и осетинские общества. Неужели действительно не существует сфер, в которых бы сотрудничество было бы взаимовыгодным и не рассматривалось бы как подкуп и манипулирование? Это не так, примеры нормального взаимодействия есть, просто оно всегда проходило в обход Министерства по реинтеграции по вполне понятным причинам. И Паате Закареишвили придется приложить немало усилий, чтобы включить в этот процесс Министерство примирения. Пока у него явно не получается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG