Accessibility links

Безудержное чувство полета


После первого полета на параплане четко запомнились лишь подготовка, прыжок и не самое мягкое приземление, но не сам полет

После первого полета на параплане четко запомнились лишь подготовка, прыжок и не самое мягкое приземление, но не сам полет

Парапланеризм, один из самых молодых видов спорта в Грузии, становится все более популярным среди граждан страны. Правда, пока этот спорт существует лишь на любительском уровне, отмечают представители Национальной федерации парапланеризма.

...Если боишься высоты, готовиться к полету на параплане – безмоторном летательном аппарате, похожем на раскрытый дугообразный парашют, – можно целую вечность. У меня трижды возникла мысль отказаться от задуманного, пока я готовился к прыжку с горного выступа. Но любопытство и желание испытать чувство полета одержали верх над страхом. Инструктор, к которому я был пристегнут в подвесной системе, терпеливо, минут двадцать ждал, пока я соберусь с духом. «Ничего, в первый раз всем страшно», – подбадривал он меня.

И когда я, наконец, подал ему знак, что готов, услышал его крик за спиной: «Беги, разгоняйся!» Нас откинуло назад на пару метров – купол параплана раскрылся и, наполняясь воздухом, устремился вверх. Через мгновение я перестал ощущать землю под ногами, и мы оказались в воздухе. Несколько минут мы парили на высоте 30 метров, затем инструктор сообщил: «Готовься, приземляемся».


После первого полета на параплане четко запомнились лишь подготовка, прыжок и не самое мягкое приземление, но не сам полет. Президент Национальной федерации парапланеризма Грузии Ираклий Капанадзе рассказал мне, что для новичков это естественно. В пример привел свой первый опыт:

«Наверное, первый полет был все-таки настолько эмоционально насыщенным, что там, в памяти, уже не осталось ячейки. Раз – и все само вышло…»

Первый полет на параплане Ираклий Капанадзе осуществил в 1994 году, через несколько месяцев после того, как узнал, что существует такой вид спорта.

«Мы с другом катались на лыжах в Гудаури и увидели: что-то летит. В это время там был очень популярен Heliskiing (горнолыжный спорт, в котором лыжников к началу спуска доставляет вертолет). Пригляделись, ну совершенно не похоже на вертолет. Вроде и не парашют – летит, не падает… Потом все стало ясно, когда приземлился какой-то иностранец с собакой».

С того дня прошло около двадцати лет, все это время Ираклий продолжает заниматься парапланеризмом. Рассказывает, что не видит жизни без этого спорта, любит ощущение полета. А вот приземление доставляет меньше радости, рассказывает Ираклий:

«Чистого падения у меня пока не было. Бывало, плохо приземлялся. И на деревья, и в крышу дома в одном селе чуть не врезался. От этого никуда не деться. Просто нужно быть подготовленным к такому, и последствия будут другими».

Достичь профессионального уровня в этом виде спорта ему так и не удалось. Дело в том, что для перехода в разряд профессионалов пилоты должны уметь расправлять «крыло» параплана в полете, которое, случается, складывается от резких порывов ветра. Кроме того, необходимо уметь пользоваться запасным парашютом. Научиться всему этому можно только во время полета над морем или озером, чтобы смягчить возможное падение.

«У нас природные условия для этого не совсем подходят. Над тбилисским морем тренироваться невозможно, потому что там пролегает воздушная трасса, как и над озером Кумиси. Можно это сделать и на Черном море, но там волны. И, естественно, необходима техника, спасательный катер, например».

Оборудование, тренинги за рубежом, строительство парапланерных баз требуют серьезных затрат. Чтобы парапланеризм в Грузии достиг профессионального уровня, необходимо государственное спонсирование федерации, считает Ираклий. Но прежде чем обратиться к правительству с просьбой выделить средства на эти цели, в Национальной федерации парапланеризма планируют подготовить нескольких талантливых пилотов.
XS
SM
MD
LG