Accessibility links

Андрей Бабицкий: «Олимпиада выявила все самые основные болячки»


Главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий

Главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» – главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Мне не хотелось бы называть себя «гостем недели», просто мы договорились о том, что крайне важно обсудить тему недели, а именно Олимпийские игры в Сочи, до которых остается совсем немного времени. Поэтому я вызвался быть гостем недели, но прошу меня таковым не считать.

Дэмис Поландов: У меня вопрос, который сейчас интересует всех: удастся ли российским властям не допустить террористических актов в Сочи во время проведения Игр? Что вы об этом думаете?

Андрей Бабицкий: Я настроен оптимистично, поскольку уровень безопасности в этом городе необычайно высок, но это само по себе накладывает определенный отпечаток на проведение Игр, на их атмосферу. На самом деле теракты в Сочи фактически уже произошли. Они вынудили власти превратить этот город в неприступную крепость, ввести там режим контртеррористической операции, что абсолютно не вяжется с Олимпийскими играми, спортивным духом. Представьте себе: вот страна, в стране идет война. Как показали взрывы в Волгограде, эта война непосредственно нацелена на этот грандиозный, имеющий огромное значение для России олимпийский объект. И вот посреди этой страны возводится крепость, куда, как в колбу, будут запущены спортсмены, где будут проведены Олимпийские игры. Это очень странная диспозиция, т.е. я не могу сказать, хорошо это или плохо, просто это не вяжется с Олимпийскими играми, со спортивными достижениями – это игры посреди войны.


Дэмис Поландов: Олимпиада, вообще, такое сложное, масштабное мероприятие. Правильно ли я понимаю, что вы считаете, что Россия взвалила на себя какую-то неподъемную ношу, т.е. она не сможет себя показать как современное государство, которое может проводить такие мероприятия?

Андрей Бабицкий: Нет, напротив. Мне кажется, что Игры, по всей видимости, будут проведены, город уже, как мы видим, построен. Тут совсем другая история. Мне кажется, что Россия нанесла колоссальный урон своей репутации, взяв на себя бремя проведения Олимпийских игр. Вообще, когда Россия затевает какие-то большие проекты, на них обращают внимание люди, общество извне, не только изнутри России, – все-таки сами россияне неплохо осведомлены о тех болезнях, которыми болеет их страна. Когда падает взгляд извне на такие гигантские, амбициозные проекты, как Олимпиада, сразу становится видно, с какими проблемами сегодня сталкивается Россия. Олимпиада выявила все самые основные болячки. Во-первых, коррупция. Мы не будем сейчас доказывать и размахивать судебными решениями, сколько денег украдено, но именно эта тема сегодня обсуждается во всех странах.

Дэмис Поландов: В России, к сожалению, внесудебные решения являются показателем коррупции.

Андрей Бабицкий: Нет, но там высокопоставленные чиновники. Кто-то заявляет (я имею в виду, из Олимпийского комитета или какого-то немецкого правительства, отовсюду мы слышим эти голоса): украдено 50%, украдено 30% – никто не сомневается, что деньги украдены, и никто не задумывается обобщить эту ситуацию до проблем России в целом. Украдено от 30% до 70% – вот это портрет сегодняшней России. Далее. Отношение власти к собственным гражданам. Понятно, что олимпийский город был надстроен над обычным, достаточно провинциальным, хотя и главным советским курортом – не очень дорогим, не очень удобным, но прекрасно функционирующим. Он был надстроен над людьми. С ними никто ничего не согласовывал. Людей выгоняли, олимпийские стройки проходили через огороды. Сегодня город живет совершенно иной жизнью, и мне кажется, что людям крайне сложно. Как бы не пожар и не война, но что-то вроде переселения: когда вы переезжаете из одной квартиры в другую и вам приходится осваиваться на новом месте, и вас никто не спросил, хотите ли вы переселяться. Я думаю, что это чувство, что власть может сделать с тобой все, очень характерно для местных жителей, но на это опять обратили внимание люди извне – они увидели, как на самом деле российская власть умеет топтать собственных граждан. Это вторая проблема.

Дэмис Поландов: В целом вы нарисовали символ современной России. Сочи получился законченным образом современной России, или есть что-то нетипичное?

Андрей Бабицкий: Знаете, это и символ, и не символ. Символ в том смысле, что если представить себе, что в ельцинские времена Россия взяла бы на себя такой груз – провести Олимпийские игры, – я думаю, из этого ничего бы не получилось. И страна была развалена, и управление находилось в абсолютно разобранном состоянии, и ресурсы были на исходе, и своровали бы, я думаю, больше, чем сейчас, поскольку каналы, по которым шли деньги, не то чтобы чиновники были жаднее, а они просто были дырявыми – система управления не функционировала. То есть в каком-то смысле это признак того, что Россия сегодня умеет решать какие-то грандиозные задачи. А в каком-то смысле это признак того, что Россия привыкла строить витрины и для себя, и для внешнего мира, потому что не считая управленческие, ресурсные и прочие убожества, тем не менее, витрина получается. Вот, пожалуйста, Олимпийские игры, на которые потрачено денег больше, чем на какие бы то ни было другие Олимпийские игры.

Дэмис Поландов: Ну, мы не будем предвосхищать сами Олимпийские игры – как они пройдут, так и пройдут. Давайте вернемся к теме войны. Можно ли считать, что после Сочи произойдет ослабление террористической угрозы?

Андрей Бабицкий: По крайней мере Сочи точно перестанет быть объектом. Ослабление террористической угрозы, я думаю, не произойдет, просто изменится концентрация удара – он не будет нацелен на подступы к Олимпийским играм, а, наверное, опять потихоньку разойдется по более широким российским пространствам. Тут проблема даже не в террористической угрозе. Сочи выявило одну очень сложную и тяжелую болезненную российскую проблему. Представьте себе, сколько лет шла подготовка к этим Играм и сколько было потрачено усилий для того, чтобы их обезопасить не только как объект, но и сделать атмосферу вокруг этих Игр более безопасной, чтобы люди не боялись, чтобы у иностранных спортсменов не было страха. Тем не менее взрывы в Волгограде, на мой взгляд, разрушили Олимпийские игры. Если не полностью, то частично, вселив это чувство страха и заставив власти превратить эти Игры фактически в гетто. Я думаю, что в этой войне, которая идет в России, Сочи показал, что террористы могут одерживать верх, потому что многолетние усилия российских спецслужб, силовых структур потерпели абсолютный крах в преддверии Олимпийских игр.

Дэмис Поландов: Что станет с Сочи и его жителями после этих Игр?

Андрей Бабицкий: Я боюсь, что эти многомиллиардные сооружения могут оказаться невостребованными, как это происходило с очень многими олимпийскими объектами в разных странах. Дай Бог, чтобы Сочи развился как прекрасный зимний и летний курорт, но объектов все-таки слишком много – насколько я знаю, в других странах их приходилось или замораживать, или демонтировать.

Дэмис Поландов: Ну, тут еще вопрос с качеством строительства этих объектов…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG