Accessibility links

Новогодняя летаргия все никак не закончится – в стране практически ничего не происходит. Юный премьер тренируется на кошках, если точнее – вырабатывает командирский голос, общаясь с министрами. Экологи спасают деревья, водопроводчики чинят трубы, крестьяне, по всей вероятности, торжествуют, на дровнях обновляя путь. А вот великих потрясений, железной хваткой сжимающих сердца, словно гроздья винограда, нет и в помине. И это, судя по всему, надолго.

Грузия в полусне пересекает очень важный психологический рубеж, возвращаясь к забытому искусству быть маленькой, уютной и, кстати, весьма рассудительной страной. Все эти безумные порывы, попытки превратиться в больной зуб мировой политики, горячечные амбиции, которых с лихвой хватило бы на пяток сверхдержав, постепенно растворяются в прошлом. Политический процесс перестает восприниматься как священная война и предчувствие последней битвы, вместе со свинцовым привкусом страха и ненависти медленно исчезает. Это стабилизация. И не только политическая, но, прежде всего, психическая. Это разворот от мрачной, шизофренической эсхатологии политических лунатиков к местным новостям, к локальным радостям и горестям, к деревьям, которые надо спасать, и к трубам, которые необходимо чинить, ну и к прожорливым чиновникам, которых всенепременно следует пороть. На самом деле в стране происходит масса интересного, но мы только сейчас учимся воспринимать эти события как значимые, а посему продолжаем твердить, что ничего особенного не случилось. Ощутить, что повестка дня изменилась, не так-то просто, когда перед глазами все еще мерцают картины недавнего прошлого: громокипящие митинги, искаженные, окровавленные лица, следы пыток на трупах заключенных, булыжники и дубинки, гусеницы танков и крылья штурмовиков, но эти кадры постепенно гаснут, словно кто-то выключил проектор, и вместо них возникают новые образы, гораздо менее драматичные, возможно, немного приземленные, но, тем не менее, милые сердцу. «Мой Телемак, тотальная война окончена, кто победил – не помню».


Большим переменам всегда сопутствуют нешуточные когнитивные расстройства. Одни подсознательно стремятся понизить градус противостояния в любом конфликте и представить дело так, будто Бидзина Иванишвили положил конец грузинской политике, как Фрэнсис Фукуяма – всемирной истории, и страна уже фактически достигла состояния самадхи. Другие, напротив, катастрофизируют последствия самых незначительных стычек, воспринимая их как неопровержимые доказательства приближения Рагнарека и поголовного переобувания в белые тапочки. А некоторым просто скучно, как древним римлянам после запрета гладиаторских боев, без запаха окровавленного песка и неумелых, но жарких объятий Эроса и Танатоса. И эти неокрепшие умы в ближайшем будущем ждет серьезное испытание, им будет представлена борьба нанайских мальчиков, которая, безусловно, станет главным спортивным событием надвигающегося года деревянной лошади.

Нанайский мальчик №1 – в желтой майке, в лиловых трусах – это премьер-министр Ираклий Гарибашвили, за ним сборная правящей партии и группа поддержки из МВД. Нанайский мальчик №2 – это, скорее всего, министр обороны Ираклий Аласания, которому в качестве средств усиления можно придать нанайских девочек, то есть Республиканскую партию и то, что останется от «Национального движения» после того, что с ним сделают в ближайшие месяцы (это, к слову, будет зрелище не для слабонервных). С одной стороны, будут как бы консерваторы, а с другой – как бы либералы. Матч состоится в любую погоду.

Конкуренция и борьба за сферы влияния между упомянутыми силами ни для кого не секрет; они покусывают друг друга, как молодые бульдоги под ковром Бидзины Иванишвили. Коалиция выполнила свою миссию, сохранение ее единства скоро станет абсолютно бессмысленным и неестественным – лучше аккуратно демонтировать ее, чем доводить до саморазрушения. Избиратели нервничают и хотят в кои веки проголосовать согласно политическим убеждениям. И консерваторы, и либералы нуждаются в центре притяжения, в соответствующих партиях или хотя бы протопартиях нового типа. Вместе с тем надо что-то делать на левом фланге, где часть электората стремительно звереет левея, ну или левеет зверея, считая, что раздел наследства советской Грузии до сих пор проходил уж очень несправедливо. Выдохшиеся лейбористы не смогут освоить этот сегмент, и если оставить его без внимания, к нему вскоре прорвется новый харизматичный лидер с воплем «Сарынь на кичку!» Бидзине Иванишвили в ближайшем будущем придется переформатировать политический ландшафт для придания системе большей устойчивости. А борьба нанайских мальчиков является одним из самых эффективных инструментов для достижения подобных целей. Процесс, вероятно, стартует сразу после выборов в органы местного самоуправления, но публику начнут разогревать заранее.

Что ж, Князь Тишины из стеклянного дворца в своем праве и может перетасовать свою колоду. Важно другое: как грузинское общество воспримет эти перемены, что оно будет считать настоящей политикой (а по большому счету – настоящей жизнью) и насколько активно и в каком психическом состоянии подключится к грядущей, более чем ожидаемой схватке. Тут-то и станет ясно, насколько мы изменились, если изменились вообще.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG