Accessibility links

Политические итоги года


Послы стран-членов ЕС посчитали нужным сделать заявление, в котором выражается одобрение инициатив Пааты Закареишвили – самого проблемного министра в нынешнем кабинете

Послы стран-членов ЕС посчитали нужным сделать заявление, в котором выражается одобрение инициатив Пааты Закареишвили – самого проблемного министра в нынешнем кабинете

2013 год завершился важным для грузинских властей событием. Впервые за долгие годы европейские дипломаты выступили в поддержку нынешнего курса Тбилиси в отношении конфликтных регионов. Проще говоря, послы стран-членов ЕС посчитали нужным сделать заявление, в котором выражается одобрение инициатив Пааты Закареишвили – самого проблемного министра в нынешнем кабинете.

Весь прошлый год он провел в режиме непрекращающихся конфликтов как с политическими оппонентами, так и с представителями собственной правящей команды. Министру приходилось разбираться с проблемами в первую очередь у себя дома, в Тбилиси, а уже после обращать свой взор на Сухуми и Цхинвали – там критика в адрес Закареишвили звучала крайне редко. Напомню в связи с этим, что его предшественников абхазы и осетины не жаловали.


«Национальное движение» vs. Закареишвили – 1:0

У «националов» с Закареишвили давние счеты. Последний никогда не упускал возможности разнести в пух и прах политический курс Михаила Саакашвили. «Националы» отвечали полной взаимностью.

Подходы, которыми руководствуется Закареишвили, управляя ведомством по реинтеграции (с 1-го января Министерство примирения), диаметрально расходятся с идеологией прежних властей.

– Закареишвили считает необходимым воспринимать абхазов и южных осетин равноправными участниками процесса разрешения конфликтов. «Националы» продолжают настаивать, что они – лишь марионетки Кремля.

– Корень всех проблем последних 20 лет в Абхазии и Южной Осетия оппозиция видит в российском влиянии. Закареишвили регулярно напоминает о том, что, грузинская сторона несет часть ответственности.

Из схваток, доходивших порой до совсем непарламентских выражений, министр редко выходил победителем. За прошедший год ему так и не удалось выбраться из тройки самых непопулярных членов правительства. «Националы» приложили немало усилий для того, чтобы подорвать авторитет Закареишвили в грузинском обществе. Весной, например, оппозиционеры расклеили на центральном проспекте столицы фотографии министра с клеймом «предателя Грузии». Рядом с портретом Закареишвили красовался портрет главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова.

В парламенте «националы» успешно устроили Закареишвили полную обструкцию. Весной прошлого года депутаты приступили к обсуждению изменений в закон «Об оккупированных территориях». Министр предложил смягчить наказание за незаконное пересечение госграницы на абхазском и югоосетинском участках.

«Мы считаем позорным допускать даже обсуждение этого законопроекта. И мы сделаем все возможное, чтобы заседание было перенесено», – в самом начале обсуждения пообещал один из лидеров «националов» Георгий Габашвили.

Оппозиционеры сдержали слово. Манипулируя парламентским регламентом, они превратили обсуждение единственной поправки в увлекательное ток-шоу, за которым в прямом эфире у телеэкранов следила вся страна. Эти дебаты стали самыми продолжительными в истории грузинского парламентаризма, продлившись целых три дня.

Схватка с «националами» оказалась столь изнурительной для правящей партии, что после принятия поправок в первом чтении законопроект пришлось отложить в долгий ящик. До конца года его оттуда так никто и не рискнул достать.

«Колючие» отношения с Цхинвали

Удобным поводом отказаться обсуждать законодательные поправки стал скандал с колючей проволокой в Южной Осетии. Хотя строительство приграничных сооружений началось еще зимой прошлого года, грузинское правительство предпочитало в течение нескольких месяцев просто не обращать на это внимание. В то же самое время оно призывало журналистов не разводить панику.

Возмутились в Тбилиси ближе к лету. Тогда приграничные сооружения стали возводить у села Дици Горийского района. Несколько домов местных жителей могли оказаться по ту сторону границы.

«Вот так, как вы, пришли к нам русские, – нервно потирая лицо, рассказывала мне тогда местная жительница Асмат Берулашвили. – Сбежалось все село. Иностранцы приехали, журналисты, и им пришлось остановиться. А то протянули бы проволоку через наш двор».

В Дици, а позже и в соседнее село Двани стали наведываться большие группы журналистов, политиков, просто неравнодушных людей из столицы. Кто-то возил местным жителям гуманитарную помощь. Большая часть визитеров приезжала, чтобы участвовать в акциях протеста и выступать с политическими заявлениями.

«Схожая ситуация была в Германии. Она тоже была разделена на западную и восточную части, и в 89-м году никто не думал, что они объединятся. Все случилось в течение нескольких месяцев. Я надеюсь, когда-нибудь подобное произойдет и в Грузии», – говорил европейский дипломат Максимилиан Эдер во время поездки с коллегами по приграничным местам.

В правительстве долго не могли решить, на кого возложить ответственность за появление колючей проволоки. Премьер-министр Бидзина Иванишвили пару раз допустил возможность того, что все это делается по инициативе Цхинвали и, мол, Москва может к этому решению не иметь отношения.

В де-факто республике объясняли, что сооружения необходимы, поскольку дают возможность держать Грузию на расстоянии. Осетины вообще весь прошлый год не упускали возможности приложить соседей, которые, избрав новое правительство, ни с того ни с сего разглядели в них нормальных людей и возжелали мириться. Кто-то в Цхинвали нашел этому удивительное объяснение: дескать, Москва планирует «сдать» Южную Осетию Грузии в знак грузино-российского примирения.

Штиль у абхазского берега

В Абхазии обошлись без конспирологии. Смену грузинского правительства там будто не заметили вовсе.

Сухуми основной акцент сделал на подготовке празднования 20-летнего юбилея победы в грузино-абхазской войне. В отличие от осетин, абхазы уже давно стали жить, не обращая особого внимания на скачки в отношениях между Тбилиси, Россией и остальным миром.

Грузинское правительство также старалось не давать повода для ухудшения общей атмосферы. За прошлый год грузинское руководство ни разу не выразило протеста по поводу похищений, грабежей и других инцидентов в Абхазии – при прошлой власти подобные новости моментально становились поводом для громких заявлений.

Тбилиси предпочел промолчать и тогда, когда абхазский парламент инициировал проверку паспортов, несмотря на то, что в результате этого сотни грузин из восточных районов де-факто республики могли лишиться своих документов.

«Когда возникнут новые проблемы, у людей появится большое недовольство, – говорила в сентябре жительница Гальского района Нана. – Вся эта история может перерасти в серьезный конфликт. Примирения между нами так никогда и не настанет!»

За прошлый год Тбилиси так и не удалось вывести Сухуми на прямые переговоры. Абхазское руководство без особого интереса отнеслось к грузинской инициативе. В августе прошлого года Александр Анкваб посоветовал своим грузинским коллегам не разбрасываться переговорными форматами. Абхазский лидер призвал завершить работу над соглашением о неприменении силы в рамках Женевских дискуссий:

«Вы знаете, я не считаю, что с созданием неких еще форматов что-то изменится в лучшую сторону. Есть один формат. Я говорю, давайте мы его завершим конкретным результатом. А параллельные форматы… За этими параллельными форматами найдутся еще какие-то параллельные форматы, потом еще форматы. А в итоге - все без толку», – сказал Анкваб.

Женева – хождение по кругу

Около года назад один конфликтолог, шутя, предложил коллегам делать ставки на срок, который понадобится нынешним грузинским дипломатам в Женеве, чтобы их позиция стала неотличимой от позиции предшественников. Участники пари предположили, что этот процесс может занять годы, никто не ожидал, что хватит считанных месяцев.

В этом году участники Женевских дискуссий упустили возможность вывести процесс из тупика. После смены правительства в Тбилиси Россия согласилась поддержать давний проект международных посредников – принятие участниками дискуссий общего заявления о неприменении силы.

Эта политическая декларация могла стать промежуточным этапом перед подписанием финального соглашения о неприменении силы. Чтобы не ввязываться в обсуждение спорного вопроса о статусе, авторы идеи предложили участникам принять общее заявление в индивидуальном качестве, без регалий и указания стран, которые они представляют на переговорах.

Тбилиси отказался. В конце декабря, выступая на открытом парламентском слушании, замминистра иностранных дел Давид Залкалиани дословно воспроизвел древний тезис, которым оперировало правительство «националов» – принятие подобной декларации окажется возможным только после того, как Россия возьмет на себя обязательство о неприменении силы.

«Если Грузия присоединится к этому заявлению, Россия получит возможность закончить целиком весь этот процесс, – отчеканил Залкалиани. – Она хочет выйти из непосредственного переговорного процесса, желает заполучить статус, какой есть у Соединенных Штатов. Если это произойдет, дискуссии о том, что за Россией остаются какие-либо невыполненные обязательства, можно будет считать завершенными. Никаких обязательств о неприменении силы она больше на себя брать не будет, это ясно как божий день!»

Замминистра пошел даже дальше, обвинив одного из международных посредников – европейского спецпредставителя Филиппа Лефорта – «в сговоре с русскими», Залкалиани также пообещал и впредь информировать грузинских парламентариев, в том числе и оппозиционеров, обо всех черновых вариантах будущих соглашений в Женеве. Хотя при таком подходе надежд на то, что какие-либо соглашения будут в ближайшем будущем, остается совсем немного.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG